Большая ложь блокчейна

bitkoin-200Нуриэль Рубини
15 октября 2018 г.
Источник: Project Syndicate
Перевод для AssetAllocation.ru

Теперь, когда криптовалюты вроде биткойна упали с абсурдно высоких высот прошлого года, за ними должна последовать и техно-утопическая мистика так называемой технологии распределенного реестра. Обещание вылечить мировые беды путем «децентрализации» было просто уловкой для разлучения розничных инвесторов с их с кровно заработанными деньгами.

С учетом того, что стоимость биткойна с момента своего пика в конце прошлого года упала примерно на 70%, праматерь всех пузырей теперь банкрот. Если брать шире, криптовалюты потерпели вполне ожидаемое фиаско. Стоимость ведущих коинов, таких как Ether, EOS, Litecoin и XRP, рухнула более чем на 80%, тысячи других цифровых валют упали на 90-99%, а остальные предстали как как откровенные мошенничества. Не стоит этому удивляться: четыре из пяти первоначальных предложений коинов (ICO) были жульническими изначально.
Столкнувшись с публичным зрелищем кровавой рыночной бойни, раздуватели пузыря обратились к последнему убежищу крипто-негодяя: защите блокчейна, программного обеспечения распределенного реестра, лежащего в основе всех криптовалют. Блокчейн был объявлен как потенциальная панацея для всего – от бедности и голода до рака. На самом же деле, это самая распространенная – и при этом наименее полезная – технология в истории человечества.

 

В действительности, блокчейн – это не что иное, как пресловутая электронная таблица. Но при этом она стала притчей во языцех для либертарианской идеологии, рассматривающей все правительства, центральные банки, традиционные финансовые учреждения и реальные валюты в качестве злых узурпаторов власти, которые должны быть разрушены.

Идеальный мир фундаменталистов блокчейна – мир, в котором вся экономическая деятельность и человеческие взаимоотношения подвержены анархической или либертарианской децентрализации. Они хотели бы, чтобы вся социальная и политическая жизнь свелась к публичным реестрам, которые якобы «не допускают никаких ограничений» (доступны для всех) и «не требуют доверия» (не полагаются на надежного посредника, вроде банка).

Однако, блокчейн оказался далек от утопических представлений о нем, и свелся к привычной форме экономического ада. Несколько корыстолюбивых белых мужчин (в мире блокчейна едва ли можно найти женщин или меньшинств), которые прикинулись мессиями для бедных, маргинализованных и не имеющих банковских счетов широких народных масс всего мира, утверждают, что создали богатств на миллиарды долларов из ничего. Но достаточно присмотреться к гигантской централизации власти среди криптовалютных «майнеров», бирж, разработчиков и держателей богатства, чтобы увидеть, что блокчейн – это не про децентрализацию и демократию; это про жадность.

Например, небольшая группа компаний – в основном расположенных в таких бастионах демократии, как Россия, Грузия и Китай – контролирует от двух третей до трех четвертей всей крипто-майнинговой деятельности, и все они регулярно увеличивают транзакционные издержки, чтобы поднять свою жирную прибыль. По-видимому, фанатики блокчейна хотят заставить нас скорее поверить в анонимный картель, не подчиняющийся верховенству закона, чем доверять центральным банкам и регулируемым финансовым посредникам.

Аналогичная картина сложилась и в торговле криптовалютами. Практически 99% всех транзакций осуществляются на централизованных биржах, регулярно взламываемых хакерами. И, в отличие от реальных денег, как только ваше криптобогатство взломано, оно исчезает навсегда.

Более того, централизация крипторазвития – например, фундаменталисты называют создателя Ethereum Виталика Бутерина «пожизненным доброжелательным диктатором» – уже вложила ложь в утверждение «код – это закон», как будто программное обеспечение, лежащее в основе блокчейн-приложений, является неизменным. Правда в том, что разработчики имеют абсолютную власть выступать в качестве судей и жюри. Когда в одном из их глючных «умных» («smart») псевдоконтрактов что-то идет не так, происходит массовый взлом, они просто меняют код и делают «ветвь» провального коина, заменяя его на другую произвольную фиатную валюту, показывая, что все предприятие «на доверии» было ненадежным с самого начала.

И, наконец, концентрация богатства в крипто-вселенной выше, чем даже в Северной Корее. Если коэффициент Джини равный 1,0 означает, что один человек контролирует 100% дохода/богатства страны, тогда Северная Корея набирает 0,86, оценка неравенства в США – 0,41, а в биткойне – ошеломляющие 0,88.

Это делает очевидным, что утверждение о «децентрализации» является мифом, распространяемым псевдо-миллиардерами, контролирующими эту псевдо-индустрию. Теперь, когда розничные инвесторы, втянутые в крипторынок, потеряли последнюю рубашку, оставшиеся продавцы чудодейственного зелья сидят на грудах фейкового богатства, которое немедленно испарится, лишь только они попытаются избавиться от своих «активов».

Что касается самого блокчейна, то под солнцем нет учреждений – банков, корпораций, неправительственных организаций или государственных учреждений – которые бы размещали свои бухгалтерские книги, реестры транзакций, сделки и взаимодействия с клиентами и поставщиками в публичных децентрализованных одноранговых регистрах, свободных от разрешений и цензуры. Не существует никаких веских оснований для того, чтобы подобная закрытая и весьма ценная информация становилась доступной широкой публике.

Более того, в тех случаях, когда на практике используются технологии распределенного бухгалтерского реестра – так называемый корпоративный DLT – они не имеют ничего общего с блокчейном. Они являются частными, централизованными и записываются в нескольких контролируемых бухгалтерских реестрах. Они требуют разрешения на доступ, которое предоставляется квалифицированным лицам. И, возможно, самое главное, они базируются на доверенных органах, которые долгое время зарабатывали свой кредит доверия. Все это означает, что «блокчейны» они только по названию.

Это говорит о том, что все «децентрализованные» блокчейны при фактическом использовании в конечном итоге становятся централизованными базами данных, с доступом по разрешению. Таким образом, блокчейн ничем не лучше даже стандартной электронной таблицы, изобретенной в 1979 году.

Ни одно серьезное учреждение никогда не допустит, чтобы его операции проверялись анонимным картелем, состоящим из теневых авторитарных клептократий мира. Поэтому неудивительно, что всякий раз, когда «блокчейн» пытаются использовать в традиционном мире, он либо выбрасывается в мусорную корзину, либо превращается в частную базу данных с доступом по разрешению, которая является не чем иным, как электронной таблицей Excel или базой данных с вводящим в заблуждение именем.


Рубрика: переводы



1 комментарий »


One Response to Большая ложь блокчейна

  1. Megawit:

    После пиара, который обрушился на Рубини, угадавшему кризис 2008 года, к нему, конечно, теперь прислушиваются. Как будут прислушиваться к очередному неизвестному сейчас гуру, о предсказании которого мы узнаем 5 — 10 лет спустя. Однако, криптовалюта вряд ли уйдет из сферы финансов. А муть и пена — ну да — всегда предшествуют чему то новому. Давайте, прежде чем делать выводы, дождемся «отстоя» этой пены.

Добавить комментарий