Меб Фабер шоу – интервью с Уильямом Бернстайном — 2

MebFaberShowМеб Фабер, Уильям Бернстайн
Источник: Meb Faber Research , Эпизод №60, Уильям Бернстайн: «Чем комфортнее вам что-либо покупать, тем худшей инвестицией это может для вас стать»
5 июля 2017 г.
Аудио (.mp3, англ.,), дата записи — 28 июня 2017 г., общее время: 58:00

Продолжение. Начало здесь.

Препятствие №3 – это «Изучение основ истории финансового рынка», и для слушателей, которые слушают нас не слишком часто, скажу, что это, пожалуй, моя любимая тема – вернуться и прочитать все эти книги об истории рынков, пара из которых, на самом деле, написана Биллом.

Поэтому два быстрых вопроса. Итак, на один ты уже ответил, о том, какие пузыри ты видишь на рынках прямо сейчас? И я придерживаюсь той же точки зрения, что и ты, и не вижу особо экстремальных настроений, кроме, разве что, криптовалют и канадской недвижимости.

А как ты смотришь на сегодняшний рынок, есть ли какой-то период в истории, который он тебе напоминает? А также, есть ли какие-либо другие выводы из изучения истории, которые ты считаешь особенно актуальными сегодня?

Уильям: Знаешь, я не уверен, что есть какие-то корреляции, исторические корреляции с сегодняшними рынками, поскольку то, что характерно, или что было характерно для рынка, я бы сказал, примерно год или два назад, все это казалось переоцененным.

Конечно, три года назад все казалось практически одинаково переоцененным. Акции, облигации, зарубежные акции, развивающиеся рынки – всё. И то, что произошло с европейским финансовым кризисом, а также турбулентность, которую мы наблюдали за прошедший год или два на развивающихся рынках – это было что-то вроде развилки.

Поэтому я бы сказал, что, если бы ты попросил меня дать вам точную аналогию, то мы примерно на полпути между тем, где мы были, скажем, в 2013 или ‘14, когда все было в значительной степени одинаково дорого, и тем, где мы были в 2000 году, когда акции США, акции крупных американских компаний были чудовищно дороги, а все остальное было оценено справедливо, если не дешево, поскольку все свалили в акции технологических компаний.

Я думаю, что есть более высокие ожидаемые доходности в фондах развивающихся рынков и развитых рынках за пределами США, и я вижу, что США являются слишком… более чем переоцененными. И как вам реагировать на это? Ну, если у вас было… если треть вашего портфеля акций 4 или 5 лет назад была в иностранных акциях, то, возможно, теперь она должна стать 35 или 40%. Когда вам приходится подавать, продавайте акции США, а когда вам нужно покупать, покупайте зарубежные акции.

Меб: Ну, это и ежу понятно. И две рекомендуемых книги, ссылки на которые, кстати, мы приведем в примечаниях к шоу, это «Горе неудачникам» («Devil Take the Hindmost»), а также одна из моих любимых, которую я недавно прочитал, под названием «Великая Депрессия: дневник» («The Great Depression: A Diary») Бенджамина Рота. Действительно, полезно оглянуться назад, я считаю, он был адвокатом во время Депрессии, который просто вел дневник, где просто освещается время, про которое большинство инвесторов пытается понять, что исторически возможны времена, когда акции падают на 80% или 90%. И поэтому, думаю, что когда-нибудь, впрочем, возможно, в далеком будущем, это возможно. И я бы хотел добавить к этой главе мою любимую книгу, «Триумф оптимистов» («Triumph of the Optimists»), которая написана горсткой британских профессоров.

Уильям: Позволь мне вставить несколько комментариев, и я… ты дал мне желанный повод, и я не могу…

Меб: Хорошо.

Уильям: … им не воспользоваться. Книга Рота – потрясающая книга, и там есть замечательный раздел, который я люблю цитировать, когда люди понимают, это из дневника, из его дневника, люди совершенно ясно понимают, что акции и облигации дешевы, да? И все знали, что они могут… большинство из них знали, что они могут принести высокую доходность, но ни у кого не было денег.

Это замечательно коррелирует с цитатой из Бенджамина Грэма, я только не могу вспомнить, был ли это «Разумный инвестор» или «Анализ ценных бумаг». Думаю, что это из «Разумного инвестора». Где он сказал, что у людей с деньгами не было предприятия («enterprise»), а у людей с предприятием не было денег»

И то, что он подразумевал под словом «предприятие», была дерзость, смелость. Погружение, вкладывание денег в рынок. Таким образом, у тех, кто уже погрузился в рынок, у кого было предприятие, у тех не было денег. При этом те, у кого не было никаких предприятий, и кто не собирался покупать акции, у тех были наличные деньги.

Что касается «Триумфа оптимистов» – ты знаешь, и Элрой Димсон, и Стонтон и Марш – они отличные ребята, и это замечательная книга, но она стоит $150, а вы можете получить практически то же самое, а также много дополнительных исследований в серии бесплатных ежегодников, которые они выпустили вместе с Credit Suisse.

Так что просто забейте «Triumph of the Optimists, Credit Suisse, Elroy Dimson» в своем поисковике, и вы получите около 9 или уже 10 ежегодников, которые бесплатны, и в основном содержат все из «Триумфа Оптимистов» плюс еще намного больше.

Меб: это мое чтиво года номер один, каждый раз, когда он выходит, и это точно не для начинающего читателя, но там так много всего. Это прямо как гид по инвестированию! Хорошо, переходим к следующему препятствию №4. Это для меня особенно интересно. У нас в гостях бывший инженер по биотехнологиям, да еще и врач. И это… препятствие – это «Познай самого себя», в основном, про преодоление самого большого врага при реализации портфеля, которым являешься ты сам.

Так почему же это так сложно? И есть ли у тебя какие-то приемы, которые ты считаешь полезными для инвесторов, чтобы не стать злейшим врагом самому себе? И что могут сделать инвесторы, чтобы развить навыки поступать не в ущерб своему портфелю, или какие уроки они должны выучить для этого трудного пути? Каковы твои мысли на этот счет?

Уильям: Боюсь, что ответ на твой последний вопрос состоит в том, что нужно просто усердно учиться. Одна из мыслей, которые я люблю повторять, заключается в том, что самые выгодные покупки в моей жизни, которые я совершил на рынке ценных бумаг, были сделаны в то время, когда я чувствовал… чувствовал, что я собираюсь все бросить.

Чем комфортнее вам что-либо покупать, тем худшей инвестицией это может для вас стать. Если вас тошнит от актива, который вы покупаете, поскольку он ведет себя отвратительно, и вы просто наблюдаете снижение цены день за днем, то в долгосрочной перспективе это, как правило, превращается в хорошую инвестицию. Вы знаете, есть очень много материалов Канемана и Тверски, которые также чрезвычайно ценны для понимания того, насколько самоуверенными могут быть люди.

И познать самого себя – это, действительно тяжело, потому что мы, как люди, склонны к самоутверждению, мы всегда хотим чувствовать себя хорошо, поэтому мы становимся самоуверенными. Есть старый факт, что около 90% водителей думает, что они водят машину лучше среднего. Но есть и нечто, по-моему, даже еще более важное, и это называется Эффектом Даннинга — Крюгера, который, в основном, свидетельствует о наличии обратной корреляции между компетентностью и оценкой своей компетентности.

В результате люди, которые стремятся быть лучшими в чем-то, как правило, сомневаются в себе, тогда как люди, которые абсолютно некомпетентны, оказываются очень уверенными в себе.

Они думают, что, на самом деле, они все делают очень хорошо, и причин для этого очень, очень много. Но вы увидите это в ряде областей, вы обязательно увидите это в медицине. Лучшие врачи, как правило, помешаны на неуверенности в себе, тогда как шарлатаны оказываются в высшей степени самоуверенны. В инвестициях дела обстоят так же. Поэтому, если вы думаете, что вы действительно хороший инвестор, то это опасный признак.

Меб: И это любопытно, поскольку у меня, конечно, есть большая часть этих поведенческих отклонений. Я слишком самоуверен, я беру на себя слишком много риска – что и привело к тому, что я стал специалистом по биржевому анализу. Но, как ты и описал, я прошел через все это, теряя кучу денег, уничтожая свой счет, и делая всякие глупости, и это все равно что сказать инвестору: «Эй, вот на что похоже чувство, когда теряешь 50%, или около того, своего портфеля».

Ты знаешь, известная аналогия – это как объяснять девственнице, что такое секс… очень сложно пытаться рассказать людям, какова настоящая физическая боль от потери денег, если им не приходилось целый год питаться бутербродами с горчицей. Есть ли одна поведенческая ошибка, которая, по твоему мнению, наиболее разрушительна, именно та, которую ты чаще всего видишь у инвесторов?

Уильям: Да, это переоценка вашей устойчивости к риску. Это именно то, что ты описал. Есть такая замечательная фраза… перефразируя то, что ты только что процитировал – это из Фреда Шведа: «Где же яхты клиентов?» И я могу процитировать не дословно, но близко к тексту: «Нет картины, которую я мог бы нарисовать, или слов, которые я мог бы записать, которые могут описать, что значит потерять большую часть денег, которыми вы пользовались». И это именно так. Вы можете создать электронную таблицу… Ты знаешь, если ты специалист по биржевому анализу, что можно быстро создать такую таблицу. Вы можете показать, как ваш портфель падает на 30%, или на 40%, или на 50%, или на 60%, в зависимости от вашего портфеля, и вы можете посмотреть на него и сказать: «Да, я смогу это выдержать». Но когда это произойдет в реальности, это будет совсем другая история, даже не близко… Это в сто раз хуже, чем вы думали.

Меб: Есть цитата, которую я зачитаю из Билла, которую я, конечно, использовал много раз и изложу кратко, в которой говорится о кризисе 2008 года. Он сказал: «Многие люди выиграли игру еще до кризиса. Они сэкономили достаточно для выхода на пенсию, но продолжали рисковать, вкладывая средства в акции. После этого, после кризиса, многие из них продавали на дне или около дна, и больше никогда их не покупали, и эти люди неисправимо навредили сами себе».

«Я начал понимать этот момент 10 или 15 лет назад, но теперь я убежден: когда вы уже выиграли игру, зачем продолжать играть? Насколько рискованны акции для конкретного инвестора, зависит от того, на какой стадии жизненного цикла он или она находится. Для молодого инвестора акции не так рискованны, как кажется, для среднего возраста они весьма рискованны, а для человека на пенсии они могут оказаться токсичнее ядерного оружия».

И поэтому, я думаю, это действительно полезное описание построения портфеля, мы часто говорим людям, что лучше ошибиться в сторону меньшего риска, чем большего. И у меня, на самом деле, даже не вопрос, я просто хотел прочитать твою замечательную цитату, но я думаю, что это действительно полезная иллюстрация.

Уильям: Да, люди чрезмерно переоценивают себя… Этот отрывок, который ты только что прочитал, говорит о том, что старые люди или пожилые люди не должны владеть акциями. Но в действительности это не совсем то, о чем я говорю. То, что я хотел сказать, это то, что те деньги, которые обеспечивают вашу пенсию, те деньги, которые обеспечивают вашу безопасность во время пенсионного периода, должны быть инвестированы очень консервативно.

Однако, если у вас есть в три или четыре раза больше этой суммы, вы можете инвестировать излишки в акции, если сможете вынести риски. Потому что это в действительности не ваши деньги, понимаете? Эти деньги пойдут кому-то другому. Они пойдут вашим наследникам, или вашим благотворительным организациям, или, если вы достаточно патриотичны, они пойдут Дяде Сэму.

Меб: И таким образом ты проиллюстрировал довольно важный момент, с учетом того, что большое количество онлайн-тестов на устойчивость к риску автоматически предполагают, и это не слишком страшно, что молодые люди должны иметь набольшую долю активов в акциях, а пожилые люди должны большую часть держать в облигациях. И хотя в целом это, вероятно, хорошее эмпирическое правило, но во многих случаях может быть наоборот.

Рекомендованной книгой для этого раздела, для этого препятствия была «Ваши деньги и ваш мозг» («Your Money and Your Brain») Джейсона Цвейга. Есть много замечательных книг по изучению поведения людей, и это, безусловно, одна из лучших.

Итак, вы определили пропорции для вашего портфеля, вы учитесь выплачивать свой долг и не тратить слишком много денег, вы сберегаете, и вы хоть немного разбираетесь в финансах и истории.

Пятое препятствие – это своего рода реализация, и одна из главных вещей, о которой ты говоришь, это «Избегайте монстров», которые на самом деле являются хищными финансовыми профессионалами. И ты сказал это очень красиво, ты сказал: «Фактически в своей финансовой жизни вы боретесь ни на жизнь, а на смерть с инвестиционной отраслью. Проигрыш этой битвы повышает риск того, что ваши активы закончатся гораздо раньше, чем вам хотелось бы». Каковы твои комментарии и рекомендации здесь?

Уильям: О, это забавно! Я имею в виду то, что сегодня случилось со мной. Я открывал банковский счет онлайн в крупном финансовом учреждении, которое также оказывает брокерские услуги, и несколько минут ожидал, когда меня соединят со специалистом. Все было бы неплохо, но вместо саундтрека звучали финансовые комментарии, и это все то, что мы с тобой назвали бы финансовой порнографией. Это был термин, изобретенный… о, пытаюсь вспомнить имя.

Она написала статью в «Columbia Journal». Джейн Брайант Куинн, это ее фраза. И это все по поводу того, что данная конкретная компания думает, куда пойдут процентные ставки, как будет развиваться экономика, и какие акции вам следует купить, и какие акции вам следует продать – и все такое прочее фуфло.

И крупные брокеры с полным спектром услуг, и финансовые учреждения хотят убедить вас в том, что они знают, как выбирать акции, и они знают, когда что делать на рынке, и они могут интерпретировать то, что происходит в реальном времени в экономике, и как это повлияет на ваш портфель. Все, что невозможно. Любой, кто знает что-либо о финансах, знает, что вы не можете этого сделать из-за эффективности рынка.

Поэтому вам нужно держаться подальше от этих людей. Просто держитесь от них подальше. Не слушайте их, не давайте им ваши деньги для инвестиций. Вам нужно инвестировать только в инструменты, которые являются пассивными и имеют минимально возможные комиссии. И, конечно же, мы с тобой очень любим Vanguard Group, но есть и другие места, где вы можете инвестировать столь же дешево.

Меб: Хорошо, но это превращается в проблему для многих людей, не так ли? Как говорится, «Избегайте множества хищников», и среди них есть много хороших. Поэтому вопрос номер один, для многих людей – как их найти? Но, вопрос номер два, некоторые люди говорят: «Послушай, я могу сделать все это сам. Я преодолел все эти препятствия». Но я несколько раз читал твои оценки количества людей, которые могли бы, вероятно, сделать это самостоятельно… Скажем, я видел место, где ты утверждаешь, что это всего лишь 1%.

Поэтому это превращается в проблему для людей: они думают, что могут сделать это самостоятельно, но они не могут, поскольку становятся жертвами всех прочих препятствий. Какова твоя рекомендация для большинства людей, которые будут слушать этот подкаст? Делать это вместе с советником? Или действительно попытаться сделать это самостоятельно? Каковы твои ключевые выводы?

Уильям: Лучший способ сделать это – это сделать это максимально просто и автоматически. Сейчас у меня есть портфель из трех фондов, который я рекомендую, но есть вариант даже еще лучше, чем этот – это хороший фонд жизненного цикла, целевой пенсионный фонд. И если у вас есть один из таких фондов, то у него очень низкие затраты. Vanguard, если вам посчастливилось иметь средства в Vanguard Target Retirement или даже еще лучше, если вы госслужащий, и у вас есть доступ к фондам жизненного цикла TSP. Просто откладывайте 15% вашей зарплаты, 20% от вашей зарплаты ежемесячно, и даже не заглядывайте в свою выписку с брокерского счета, даже не смотрите на свою финансовую отчетность. Вот как сделать это.

Если вы можете сделать это самостоятельно, и вы можете поддерживать более сложный портфель, чем тот, о котором вы уже знаете, портфель из трех фондов, или нечто более сложное, то это как минимум требует умения работать с электронными таблицами и отслеживать ваши инвестиции.

Но как только вы начинаете отслеживать свои инвестиции, это может привести вас к неприятностям, поскольку, это одна из моих любимых фраз, возможно, она исходит от тебя, или, возможно, от кого-то другого. Я не помню, кто автор фразы, что распределение активов подобно мокрому куску мыла – чем чаще вы его касаетесь, тем быстрее оно исчезает.

А так, да, вы можете сделать это самостоятельно, но это сложно, и я думаю, что оценка 1% — она, наверное, правильная. На самом деле, я сталкивался с теоретической оценкой в районе одной сотой доли процента, но это вряд ли.

Меб: А что ты думаешь обо всех технологических достижениях, таких как сегодняшние робо-советники? Считаешь ли ты это, что это интересно, не столь интересно, или как-то иначе? Есть какие-то мысли?

Уильям: Знаешь, робо — в целом, я думаю, что это хорошая идея. Их расходы низкие, они работают автоматически, и если вы можете так поступить и это позволит вам инвестировать в режиме невмешательства, то это все к лучшему. Но это также обеспечивается, если не лучше, хорошим фондом жизненного цикла, который делает все в точности то же самое, что и робо.

Меб: Знаешь, мы с Джеффом и наша команда здесь, в Камбрии, мы проводим мозговой штурм по поводу подталкивания людей к нужному поведению. Мы просто пытаемся заставить людей поступать правильно. И мы уже упоминали об этом в подкасте, например, о том, что у вас есть автоматическая программа сбережений в ваш план 401 (k) и прочее для этого.

Задача, о которой мы всегда думали, как мы говорили, в том, что, например, у нас есть распределение активов в ETF, которые взимают комиссии всего в 25 базисных пунктов. Но проблема заключается в том, что какой-то фонд или ETF люди все еще могут в любой день продать. И даже если у вас есть советник, если вы выстраиваете эту стену между вами и вашей худшей версией самого себя, вы все равно можете уволить вашего советника, и многие люди так и поступают после нескольких лет недостаточной доходности или чего-либо подобного.

Итак, мы с Джеффом и командой провели мозговой штурм по стратегии, и он сказал: «Что, если сделать взаимный фонд, который будет очень дешевым», менее 50 базисных пунктов, глобальный фонд распределения активов, «в котором давайте реализуем как штрафы, так и вознаграждения». Таким образом, штраф будет взиматься при выкупе ранее 5 или 10 лет. Таким образом, в первый год, это может быть комиссия 5% или 10%, или какая-то действительно ужасная, а затем она падает, и, через 5 или 10 лет она равна нулю, поэтому если вы держитесь достаточно долго, то это бесплатно.

Но награда заключается в том, что комиссия коллективно возвращается инвесторам, то есть вы получаете выгоду не только от инвестиций в течение длительного периода времени, но и выгоду за счет других людей. Я думаю, что это отличная идея, но я думаю, что в конце концов нас все равно засудят в какой-то момент. В любом случае, оставим это. Поэтому, если ты придумаешь какие-либо способы поведенческого мотивирования, сообщи нам, мы с удовольствием…

Уильям: Я думал…

Меб: …реализуем.

Уильям: …точно о такой же стратегии, я думаю, что это отличная идея, и я думаю, что юристы… ты прав, юристы сожрут тебя живьем.

Меб: Я говорил об этом с нашим общим другом Джейсоном Цвейгом, и он сказал: «Меб, нечто подобное существовало в 90-х годах, с более долговременной блокировкой». И, конечно же, в 2000-м году начались звонки юристов и судебные разбирательства о выкупе.

Так или иначе, в этом уроке нет книг для чтения, зато в резюме у нас есть еще две. Одна из них: «Как второкурсник превзошел Уолл Стрит» («How a Second Grader Beats Wall Street») Аллана Рота, которую я вряд ли когда-либо читал, и «Все о распределении активов» («All About Asset Allocation») Рика Ферри, который прямо сейчас путешествует где-то по США в своем трейлере, я думаю.

Вот такое любопытное резюме завершает книгу. Я хотел бы превратить это в своего рода попурри из вопросов на разные темы, но у нас не так много времени, к сожалению, поэтому я постараюсь, чтобы это были короткие вопросы.

В последние пару недель мы наблюдали интересное развитие событий, об этом писала The New York Times, директор по информационным технологиям компании Wealthfront Бертон Мэлкил, инвестиционная легенда, написавший одну из самых известных книг, «Случайная прогулка по Уолл-стрит» («A Random Walk Down Wall Street»), сделал небольшое интересное заявление, что он немного пересмотрел свои взгляды, и теперь является сторонником инвестиций в умную бету (smart beta).

Роб Арнотт назвал это увлекательным поворотом событий. Я хотел бы услышать твои мысли в целом об отходе от индексов, взвешенных по рыночной капитализации. Какие чувства у тебя это вызывает – любовь, ненависть, безразличие?

Уильям: Знаешь, умная бета – это маркетинговый термин. Еще лучше термин – умный маркетинг. В этом нет ничего плохого, я писал об их общей базовой концепции во всех своих книгах, кроме последней, о которой мы говорим – «Если сможете», но мои более углубленные книги говорят об их основной идее, которая состоит в том, чтобы сделать уклон в сторону малых акций и особенно акций стоимости. И это, в частности, то, что делает умная бета.

Умная бета уменьшает веса, или вовсе исключает в некоторых случаях, наиболее дорогие акции, и увеличивает количество дешевых акций по количественным критериям. Знаешь, ты говоришь об умной бете, это ужасная аналогия. Это как говорить о пицце. Существует много разных видов пиццы, и есть много разных видов умной беты.

Есть два больших магазина, которые делают это, – это Роб, и поэтому он использует слово «увлекательный». Его продукты, безусловно, очень хорошо построены. И затем другой магазин, который это делает, конечно, как мы знаем, это Dimensional Fund Advisors. Нет почти никакой разницы между тем, что делает Роб, и тем, что делает DFA. Вы хотите получить более высокую прибыль – возможно – и это будет за счет более высокого риска, правильно?

Так что если вы посмотрите, например, на то как вели себя фонды DFA во время финансового кризиса, то они вели себя хуже рынка, однако их долгосрочная доходность выше, и именно так и должно быть в финансах.

И проблема, которую я вижу у умной беты, в том, что она столкнулась с потоком глупых денег, людей, которые в действительности не представляли, что этот подход будет иметь периоды отставания, где он будет проигрывать рынку в целом. И когда это происходит, они не понимают, что же случилось? Они продают, цены падают еще ниже, что повышает долгосрочную отдачу для людей, которые дисциплинированны и действительно понимают стратегию.

Меб: Итак, какие вопросы тебя еще сегодня волнуют? О чем ты, в частности, думаешь? Исследования? Ты немного упомянул о пузырях. Какие-либо другие сферы инвестиций и финансов, которые тебя особенно заинтересовали? Знаешь, рассматривая ближайшие несколько лет?

Уильям: Знаешь, я не хочу показаться ворчуном. Но если ты врач или юрист, то ты должен прочитать десятки тысяч статей и тематических исследований, прецедентное право. А в финансах, если бы мне пришлось составить список основополагающих статей в области финансов, которые все должны понимать, то он будет длинной не более, чем из 30 или 40 статей, поэтому шансы…

Меб: я бы хотел взглянуть на этот список, я думаю, что это идеальное домашнее задание для тебя. Мы опубликуем его, если ты нам его представишь.

Уильям: Знаешь, в действительности все это не так уж сложно. Все, что вам нужно, это просто зайти в JSTOR, а также в «Journal of Finance» и JFBN, и в несколько других журналов высокого уровня, и просто взглянуть на статьи, которые наиболее часто цитируются. Вы получите тот же список, что и я.

Очевидно, что начинать надо с Фамы и Френча, и нужно упомянуть о «Limits of Arbitrage» Лаконишока и Шлейфера, а затем перейти к оригинальной статье Майкла Дженсена 1964 г. о доходности фонда. Дело в том, что меня волнуют не многие вещи в финансах, поскольку я не нахожу… исследование интересно читать, но я нахожу его не слишком практичным.

Меб: Еще один или два вопроса, а дальше нам придется сворачиваться и отпустить тебя. Вот следующий вопрос, или просто отправная точка, я думаю, что это область, в которой многие, многие, многие люди ошибаются или неправильно понимают. А ты говоришь: «Только приносящее доход владение, такое как акция, облигация или работающая часть недвижимости является настоящей инвестицией. Домовладение – это не инвестиции. Это как раз наоборот – предмет потребления. Возможно, ты объяснишь, что имел в виду.

Уильям: Да, у вас должен быть дом, хорошо? Либо, если вы не являетесь домовладельцем, то должны платить аренду кому-то. И поэтому, фактически, ваш дом платит вам аренду, которая не является доходом. Для меня учет своего дома в качестве актива имеет не больше смысла, чем расчет бюджета на питание. Очевидно, что вы не можете продать свою еду; вы можете продать свой дом, но если вы продаете свой дом, то у вас появляется реальная проблема, которая состоит в том, что вы должны найти… что вы должны платить кому-то аренду.

И дом, конечно, я имею в виду, в целом, бывают исключения, и были исключения из числа самых богатых рынков недвижимости. Но в среднем дом является ужасным капиталовложением, потому что его реальная стоимость растем не более чем на 1% в год после вычета инфляции.

А у вас есть расходы, у вас есть ремонт, у вас есть содержание, у вас есть налоги, которые надо платить, так что в действительности это не слишком хорошие инвестиции. Это расходы, и чем меньше вы можете потратить на свой дом, тем лучше.

Меб: Думаю, это то, что почти всегда удивляет большинство частных инвесторов, с которыми я общаюсь. Еще два быстрых вопроса, и мы собираемся отпустить тебя. Криптовалюты. Биткойн. Какие чувства? Какие мысли? Крысиный яд, как утверждает Чарли Мангер, или существенное новшество?

Уильям: Знаешь, это и то, и другое. С точки зрения класса активов, это, конечно, крысиный яд. Но я думаю, что это интересно как финансовая технология, в целом концепция блокчейна может изменить весь характер работы нашей финансовой системы. Но это не значит, что это хорошая инвестиция.

Аналогией здесь, я думаю, могут быть интернет-компании 90-х годов. Интернет на самом деле изменил то, как мы живем, он действительно изменил всё, но в среднем вы бы не сделали каких-либо денег, инвестируя в эти компании.

Меб: Еще один вопрос, на который мы просим ответить всех участников подкаста. У тебя есть минута, чтобы подумать об этом, если хочешь. Оглядываясь на свою карьеру – это могут быть хорошее, плохое, проигрыши или выигрыши денег – неважно. Какова твоя самая незабываемая инвестиция или торговая операция?

Уильям: Ох. Я надеялся, что ты спросишь меня, какую самую большую ошибку я допустил?

Meb: О, да это же то же самое! Честно говоря, для меня это одно и то же.

Уильям: О, да. Ты знаешь, когда я был намного моложе, я наделал всех глупостей, что по молодости делают профессионалы, то есть я баловался фьючерсами, я выбирал отдельные акции и взаимные фонды, и это закончилось примерно так, как и должно было закончиться. Но, самая большая ошибка, которую я сделал, просто тогда я этого не понимал, а понял это хорошо лишь в последние пять лет, это разница в том, как риск акций изменяется в течение жизненного цикла. Поэтому мне следовало быть более агрессивным в моих покупках акций и в моем распределении активов в то время, когда я был намного моложе. И это самая большая ошибка, которую я совершил.

Потому что я не понимал, что, для того, кто экономит немалые деньги, акции, инвестиционный капитал, оставляют далеко позади их человеческий капитал. В ситуации, когда мне было 20 и 30 лет, и даже в начале пятого десятка, акции еще не были настолько рискованными, и я должен был быть гораздо более агрессивным.

Меб: Да, я думаю, слушатели уже слышали о всех моих ошибках, которых было много, и самое интересное, что я всегда говорю, «Слушай, я рад, что они случились, и особенно, что они случились, когда у меня было меньше денег». Ты ранее упоминал, и я не знаю, хочешь ли ты об этом или… поскольку у нас мало времени, немного о… Ты знаешь, нам нравится спрашивать у людей, как изменилось изменился их взгляд на определенные темы, и ты вкратце упомянул, как изменилась твоя точка зрения на пузыри, и почему теоретиков это так смущает. Ты сможешь рассказать об этом за минуту, или нам стоит отпустить тебя?

Уильям: Ну, я думаю, что довольно хорошо осветил эту тему, и я думаю, что, если говорить о пузырях, мне нравится использовать аналогию, я не говорил об этом, но это прекрасная аналогия, с тем, что Поттер Стюарт, судья Поттер Стюарт говорил о порнографии. Думаю, все помнят этот слоган: «Я узнаю это, когда я это увижу», не так ли?

Но есть предложение или два, которые этому предшествовали: «Я действительно не знаю, как описать это или определить это». И если мы говорим о финансах и о пузырях, то можно сказать: «Я не знаю, как математически моделировать пузыри, но я узнаю их, когда увижу их». И фокус состоит в том, чтобы почитать о 90-х годах, почитать о недвижимости… я думаю, что большинство людей даже не помнит, на что был похож рынок недвижимости 10 лет назад, 11 лет назад. Вот на что похож пузырь, и сейчас мы не находимся ни в одном из них.

Меб: Да, я имел в виду, что есть какой-то софт, количественные ресурсы. Мы упоминали некоторые из опросов настроений от Intelligors Investing и American Association of Individual Investors, и нашим любимым примером является исследование AAII, которое проводится с 80-х годов: самым сильным бычьим месяцем, когда люди были в акциях, был январь 2000 года, тогда как самый сильным медвежьим месяцем был март 2009 года.

Итак, вот некий количественный критерий, который мы можем использовать. Но у меня всегда есть тайное оружие. Это моя мама, и она действует ровно наоборот почти на каждом крупном пузыре, на вершине, на пике или на дне. Но в последнее время она была очень спокойной. Она мало говорила, она даже не покупала Биткойн, так что… это какой-то спокойный рынок для нее.

Уильям: Да. Это очень полезная вещь, и я думаю, что такие секреты есть у всех профессионалов в области финансов, у всех нас есть определенные люди, которые… и они друзья или знакомые, очень часто они являются родственниками, которых мы слушаем очень осторожно, потому что они всегда ошибаются.

Меб: Хотя проблема в том, что моя мама является слушателем подкаста номер один, поэтому я, возможно, навредил себе, упомянув об этом, поэтому сейчас она может быть предвзята.

Билл, это был взрыв! Я имею в виду, нам, возможно, придется вернуть тебя через год, чтобы сделать супер-выигрышную версию этого подкаста, например, с действительно глубоким академическим погружением. Но если люди захотят следовать за тобой, то где им лучше искать более подробную информацию?

Уильям: Заходите на мой сайт efficientfrontier.com. Однако, я должен предупредить, что этот сайт – это скорее мавзолей, чем что-либо еще. Я имею в виду, что больше почти ничего не публикую на нем. На самом деле, думаю, что последний раз я туда что-то писал года два назад. Большую часть своего времени я сейчас читаю и пишу о вещах, которые не связаны напрямую с финансами, у меня есть другое направление деятельности, писатель нехудожественных книг, которому я уделяю большую часть своего времени. Я не могу сказать, что мне скучно с финансами, я всегда нахожу их увлекательным, но я не пишу о них так много, как раньше.

Меб: А ты читал что-нибудь особенно выдающееся в последнее время, или что-то, что действительно обращает на себя внимание в твоем списке для чтения летом?

Уильям: О, дорогой. Это не про инвестиции.

Меб: Нет, ничего. Мы уже закончили с инвестициями.

Уильям: Ну, есть две книги, и одна из них — это книга, которую я рекомендую каждому, с кем встречаюсь… это «Expert Political Judgment» Тетлока. У него есть более новая книга «Superforecasting», но «Expert Political Judgment» – это революция в том, как вы смотрите на прогнозирование и мир, на людей, которые занимаются прогнозами, и особенно на ученых мужей. Это изумительная книга. И тогда второй будет книга, написанная Уолтером Шейделом под названием «The Great Leveler», которая касается фундаментальной природы экономического неравенства капитализма, и это очень депрессивная книга. Но если вы хотите понять, что происходит в стране, в политике, то это книга, которую вы должны прочитать.

Меб: Отлично. Я читал более позднюю книгу Тетлока, но не прочитал ни одну из этих книг, поэтому возьму себе на заметку.

Уильям: Кстати, кстати, это совсем не легкое чтиво, это не для чтения на пляже. Это серьезные книги.

Меб: Книга, которая дала мне больше всего, помимо наших собственных книг – это книга о поведенческой психологии, ее название немного вводит в заблуждение, поскольку речь идет об эволюции и биологии. Ты читал «Dr. Tatiana’s Sex Advice to All Creation?» Оливии Джадсон?

Уильям: Нет. Какое замечательное название…

Меб: Билл, я вышлю ее тебе, в качестве благодарности за подкаст. Это моя любимая книга. Она как раз выпустила новую книгу уже в этом году, поэтому, я думаю, мы попытаемся сделать все, что в наших силах, чтобы сделать с ней подкаст. Но это замечательное глубокое погружение во всякие разновидности человеческого рода на планете и как они в процессе развития придавали определенные черты характера друг другу. И это была одна из первых книг для меня, которая заставляет обернуться назад и как бы задуматься, почему вы все время занимаетесь тем, чем вы занимаетесь весь день, возможно не обязательно… это может находиться где-то в ваших генах. Очень забавная книга. Читатели, она стоит потраченного времени.

Билл, это было потрясающе, это был взрыв! Спасибо, что нашел время сегодня.

Уильям: Спасибо, мне тоже было очень приятно!

Меб: Слушатели, мы всегда приветствуем ваши отзывы и вопросы на почтовый ящик feedback@themebfabershow.com. Мы опубликуем множество примечаний, ссылок на книги Билла, его сайт, и все остальное в mebfaber.com/podcast.

Вы всегда можете подписаться на наше шоу на iTunes, и, если вам понравилось шоу, пожалуйста, оставьте нам отзыв. Спасибо за внимание, друзья, и хороших инвестиций!

 

Меб Фабер шоу – интервью с Уильямом Бернстайном — 2: 2 комментария

  1. Давно хочу высказать свое мнение по поводу перевода названия «Случайная прогулка по Уолл-стрит» книги «A Random Walk Down Wall Street». Дело в том, что в математике «random walk» переводится как «случайное блуждание». Поэтому название книги должно было бы быть переведено как «Случайное блуждание по Уолл-стрит». Возможно, что для нематематиков это звучит как-то странно, но, на мой взгляд, это даже не лишено шарма и интригует.

  2. Вы совершенно правы! Однако, поскольку российское издательство уже опубликовало книгу под названием «Случайная прогулка…», приходится давать эту версию названия, чтобы по нему можно было найти книгу в магазинах.

Добавить комментарий