Джек Богл: как исправить Уолл-стрит

bull_120Рана Форухар
19 сентября 2012 г.
Источник: Time
Перевод: Записки инвестора

Джек Богл, основатель компании Vanguard, гиганта в области взаимных фондов, человек, популяризировавший индексные фонды, является частью старшего поколения финансистов, таких как Уоррен Баффет. Он верит в недорогие долгосрочные инвестиции, платит налоги, и жертвует большую часть своих денег. Как и многих людей его поколения, его беспокоит современное близорукое мышление, подтачивающее рынки и поставившее под угрозу наше экономическое будущее. Его 11-я книга «Столкновение культур: Инвестиции vs. Спекуляции», полна подкрепленных цифрами критических рассуждений о том, где Уолл-Стрит ошибается, как они сбились с пути, как это искорежило экономику и наши пенсионные перспективы, а также о том, что мы можем сделать, чтобы исправить сложившуюся ситуацию. Ниже интервью от Раны Форухар о его книге, а также о том, что прогнило на сегодняшнем рынке.

Вопрос: Сейчас на рынке громадные обороты, на порядок больше, чем в начале 1980-х. Что изменилось? Почему инвестирование стало настолько спекулятивным?

Богл: Большое ускорение произошло в 80-х годах, когда компании начали использовать опционы для финансирования корпоративных бонусов. Мы перешли к системе компенсаций, которая основана на цене акций компании, а не на ее внутренней ценности. Внезапно вы стали платить исполнителю не за хорошее управление компанией, а за то, что растут цены на ее акции, и это плохие инновации. Бычьему рынку 80-х годов это не помогло, поскольку он сделал все кажущееся таким легким, и мы получили много новых взаимных фондов с более высокими налогами. Если вы показываете доходность в 17%, кто станет беспокоиться о том, что вы платите 2% сборов? Люди просто не заботились о расходах, и это плохо.

Вопрос: Билл Гросс, глава PIMCO, говорит, что мы уже никогда не увидим вновь те двузначные цифры прибыли. На самом деле, он даже не уверен, что мы увидим высоких однозначных цифр. Вы согласны с этим?

Богл: Ну, я не думаю, что его мнение является медвежьим. Полагаю, это верно. В сбалансированном портфеле из акций и облигаций вы можете получить 7% прибыли. И это при условии 2,5%-ной инфляции, которая может быть существенно вырасти в долгосрочной перспективе. Главное в том, что мы не увидим таких прибылей, как в прошлом, и должны пересмотреть наши планы сбережений на будущее. Люди должны больше экономить, чтобы обеспечить себе высокое качество жизни на пенсии. Либо они должны получать более высокую доходность. Учитывая высокую волатильность на рынках, думаю, что покупка высокодоходных облигаций или акций, с учетом их рисков, является нецелесообразной.

Вопрос: Стали ли рынки по своей природе более волатильными по сравнению с последними несколькими десятилетиями?

Богл: Да, хотя в этом году волатильность несколько снизилась. Волатильность будет выше, чем в прошлом, но она всегда возвращается к среднему. Конечно, могло бы помочь, если бы мы убрали высокочастотный трейдинг с рынков.

Вопрос: Каков наилучший способ борьбы со спекуляцией с политической точки зрения?

Богл: Думаю, что мы можете многое сделать с помощью налоговой политики. Доходы, полученные в поте лица, должны облагаться минимальным налогом, по самым низким ставкам. Прирост капитала должен облагаться налогом по более высокой ставке. Можно было бы создать трансфертный налог на акции, чтобы замедлить торговлю. Около 60% инвестиций на фондовом рынке США не облагаются налогом вообще. Это происходит потому, что они идут из пенсионных фондов, из благотворительных фондов, или из паевых фондов, которые либо освобождены от налогов, либо перекладывают налоги на клиентов после получения ими прибыли. Думаю, что мы также должны покончить со льготами для менеджеров хедж-фондов. Они платят налог с прироста капитала, то есть с результатов их деятельности, а не налог на прибыль. Поэтому мы имеем систему, в которой богатые капиталисты платят низкие налоги. Это неверно. И это должно быть изменено.

Вопрос: Что вы могли бы сказать людям, которые утверждают, что более высокие налоги на прирост капитала будут наказывать создателей рабочих мест?

Богл: Это абсолютно не так. В своей книге я привожу цифры, показывающие, что менее 1% денег на рынке идут на создание новых компаний, вроде IPO и других эмиссий. 99,2% — это трейдинг.

Вопрос: А что вы можете сказать тем, кто беспокоится, что повышение налогов на финансовые институты сделает наши рынки менее ликвидными, и, следовательно, менее безопасными и эффективными?

Богл: Я чуть изменю цитату Сэмюэля Джонсона и скажу: «Ликвидность — последнее прибежище негодяя». Дело в том, что большинство людей в финансовой отрасли, слева, справа, и в центре, от Ллойда Блэнкфайна (Lloyd Blankfein, Goldman Sachs) до Марии Шапиро (Mary Shapiro), все говорят об одном и том же: большинство капитала должно идти в бизнес, а не к трейдерам.

Вопрос: Что можно было бы сделать, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, кроме изменения налоговой политики?

Богл: Думаю, что можно выпустить федеральный закон, требующий от инвестиционных консультантов, больших и малых, как учреждений, так и частных лиц, соблюдать фидуциарные обязанности в области разумности цен, надлежащего управления активами, а также разрешения конфликтов интересов. Я также думаю, что каждый инвестор мог бы принять личное решение, решение типа «Адам Смит», как я его называю, при котором инвесторы могли бы просто начать изымать деньги из спекулятивных областей. И я думаю, вы можете увидеть, что они уже сделали это, в определенной степени. В Vanguard уже сейчас 40% от всего денежного потока составляет доходы из области взаимных фондов. Я думаю, что высокая стоимость инвестиций, разрушающая и так низкие доходы, является гораздо большим риском для инвесторов, чем экономическая ситуация в Европе или Китае.

Добавить комментарий