Инвестиционные стратегии 21 века – 15. Это джунгли

is_21_100Фрэнк Армстронг
Investor Solutions
Перевод для AssetAllocation.ru
Оглавление

Глава 15
Это джунгли

Когда Сингапур сдался японцам во время Второй мировой войны, Уильям Спенсер скрылся в джунглях, чтобы не попасть в плен. Вооруженный только своим разумом, он выживал там в одиночку в течение девяти месяцев. Все, что он знал про джунгли — то, что он слышал в детских сказках: то ли это было место, полное львов, тигров, змей и насекомых, только и ждущих, чтобы сожрать вкусного англичанина, то ли это были райские сады, полные лакомых деликатесов.


Капиталистическая система, неотъемлемой частью которой
являются рынки Уолл-стрит — это экономическое чудо света.
Но даже чудеса несовершенны.


Вскоре Спенсер обнаружил, что ни то, ни другое, неверно. Как он вспоминал в своей знаменитой приключенческой книге «Джунгли нейтральны», они совершенно не думают о вас. Они не хотят ни уничтожить вас, ни помочь вам, они просто такие, какие они есть.

Уолл-стрит устроен похожим образом. Там есть и голодные звери, и вкусные дары природы. Так или иначе, вы с вашими деньгами собираетесь войти в эти джунгли. Но от вас зависит, как это сделать лучшим образом.

В то время как Спенсер благополучно выжил и рассказал нам свою историю, я уверен, что он согласился бы, что все его впечатления могли бы быть куда более цивилизованными, если бы только у него был хороший гид. Мы с женой недавно провели неделю в джунглях Амазонки. Под руководством местного гида мы прошли многие мили через джунгли в ночное время, избегая жуков, змей и прочих тварей. Мы рыбачили и купались среди пираний, и видели, как гиды ловили кайманов голыми руками. Гиды показали нам, как делать ядовитые стрелы и охотиться с духовыми трубками, познакомили нас с сотнями вкусных растений и показали десятки целебных трав и лиан.

Без гидов мы не увидели бы и сотой доли того, что было прямо перед нашим носом. С гидами мы как следует наслаждались грандиозным приключением, подвергаясь ненамного большей опасности, чем у себя дома в гостиной. И хотя я был бойскаутом и выпускником школы выживания ВВС, я уверен, что, будь я предоставлен сам себе, я мог бы ошибиться и попасть в беду. Честно говоря, надо быть сумасшедшим, чтобы бродить там в одиночку. С гидом, который знаком с местностью, все меняется.

Как обнаружил Спенсер, джунгли — не всегда то, чем они кажутся. Всегда есть хищники, и неосмотрительный и беспечный англичанин может легко стать главным блюдом на их банкете. Но при наличии гида большинство таких ужасов легко избежать.

Я предлагаю вам выбрать меня вашим гидом в нашем маленьком путешествии по Уолл-стрит. Я выживаю в этом болоте уже почти 25 лет, поэтому думаю, что могу указать на несколько вещей, которые помогут избежать катастрофы.

Прежде чем мы начнем, я хочу сказать, что все хорошо, и становится еще лучше. Капиталистическая система, неотъемлемой частью которой являются рынки Уолл-стрит — это экономическое чудо света.

Но даже чудеса несовершенны. Одна из замечательных особенностей этого чуда в том, что оно работает, не полагаясь на святых или даже просто хороших людей. Рынки, в самом прямом смысле слова, постоянно находятся «на реконструкции» и самосовершенствуются. Как мы видели в прошлой главе, улучшения происходят постепенно, но неумолимо. Клиенты всегда хотят большего или лучшего. Требуя лучшего, они вынуждают меняться. Просто голосуя ногами — или долларами — они делают всю систему еще лучше.

Без сомнения, я горжусь тем, что я винтик в машине капитализма. Но в этом раю остаются некоторые недостатки, и нам было бы полезно узнать, как их обойти, или заставить работать на нас.

Эта глава призвана показывать вам, как избежать совершенно ненужных катастроф при выполнении вашей инвестиционной стратегии. В частности, мы обсудим нерыночные риски, которые могут разлучить вас с вашими кровно заработанными деньгами. Точнее говоря, мы рассмотрим мошенничества, надувательства, конфликты интересов и другие подлые штучки.

Каждый из нас слышал страшные истории:

  • В Майами «инвестиционный советник» бросил семью, обчистил большое количество клиентских счетов и испарился. Спустя несколько месяцев его обнаружили в борделе на Тайване. После депортации он был осужден и приговорен. Вернуть деньги не удалось. Несколько лучших врачей Флориды разорены.
  • Трое авиапилотов из Атланты потеряли все свои пенсионные накопления после того, как их авиакомпания прогорела. В общей сложности $1,3 млн. исчезло со счетов, находящихся под контролем «специалиста по финансовому планированию».
  • Небольшая трастовая компания из Техаса с лицензией штата, тесно связанная с крупным авиаперевозчиком, обанкротилась. Счета уже более года заморожены, найти и восстановить бухгалтерские записи о задолженностях за несколько лет не удается. Выяснилось, что трастовая компания, застрахованная всего на $1 млн., привлекла депозитов более чем на $100 млн. Страховая компания отказалась от выплат, заявив о мошенничестве. У штата нет средств для покрытия депозитов. К счастью, большинство средств удалось вернуть.
  • Недавно один из самых крупных брокерских домов США урегулировал многомиллионные претензии, связанные с мошеннической практикой продаж, ненадлежащими инвестиционными рекомендациями, неспособностью контролировать управляющих счетами клиентов и «сжиганием» (переторговкой) счетов.
  • Каждый год «бойлерные» /организации, занимающиеся продажей рискованных или дешевых ценных бумаг — прим. переводчика/ обманывают тысячи ничего не подозревающих инвесторов на общие суммы в миллионы долларов.
  • Тысячи инвесторов жалуются, что банки продают им взаимные фонды под видом гарантированных государством инвестиций.
  • Одна из крупнейших национальных страховых компаний обвинена в продаже дорогостоящих страховых полисов под видом пенсионных счетов.

Этот список мог бы быть бесконечным, но общее представление он дает. Эти катастрофы не должны были случиться. Если вы действительно задумаетесь об этом, несколько базовых мер предосторожности могут предотвратить каждую из этих трагедий.

Вот несколько «Правил Фрэнка по выживанию»:

  • Никогда не давайте никаким инвестиционным советникам генеральную доверенность на управление вашим счетом. Используйте ограниченную доверенность, чтобы уполномочить вашего советника совершать операции по счету для вашей пользы. Не существует причины назначать инвестиционного советника владельцем, условным владельцем или совладельцем вашего счета. Ни у кого не должно быть возможностей получать выплаты с вашего счета. Ваша брокерская или трастовая компания должна проводить любые выплаты только на ваш домашний адрес или на ваш банковский счет. Настаивайте на подтверждении всех операций по счету и получении всех выписок напрямую от вашего депозитария. Проверяйте выписки на предмет необычных или неавторизованных операций. Никогда не указывайте адрес вашего инвестиционного советника в качестве своего адреса для получения выписок. Как говорил президент Рейган, «Доверяй, но проверяй!».
  • Выберите надежный депозитарий для безопасного хранения ваших активов. Используйте крупные брокерские дома или трастовые компании, которые должным образом застрахованы, проходят аудит и контролируются. Не доверяйте финансовым институтам размером с Микки Мауса быть хранителем ваших активов.
  • Помните: если что-то звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, этому не стоит верить. Рынки достаточно эффективны, чтобы не позволять получать избыточную прибыль, не соответствующую принимаемому риску. Мошенники почти всегда апеллируют к жадности инвесторов и нереалистичным ожиданиям. Они не могут существовать без простаков, желающих верить в невероятное. Поэтому вам стоит иметь хорошее ощущение реальности и разумности на разнообразных рынках инвестиций.
  • Хорошенько подумайте, нужен ли вам гид. Многим инвесторам лучше не пытаться делать это в одиночку. Инвестирование — это профессиональная работа на полную ставку. Она требует специальных знаний и значительных ресурсов. Инвестиционный ландшафт стремительно развивается. Это большая работа — просто идти в ногу с научными исследованиями. Оцените, есть ли у вас знания, способности, дисциплина и опыт, чтобы выполнять эту работу надлежащим образом. Ваш инвестиционный план — это ваше будущее. Он слишком важен, чтобы доверить его любителям. Я однажды читал роман Робина Кука, но не думаю, что готов делать операции на мозге. Чёрт, да я даже не знаю, как заменить свечи зажигания в моей машине!
  • Избегайте продавцов, получающих комиссионные. Все финансовые профессионалы получают оплату. И, конечно, все они заинтересованы в вашем привлечении. Не стоит от кого-либо из них ожидать, что он направит вас к конкуренту. Но способ оплаты их услуг может сильно влиять на характер их рекомендаций. На самом деле, то, каким образом вы платите за совет, может оказаться намного важнее, чем то, сколько вы платите.

Роль комиссионных

Процесс комиссионных продаж открывает дверь к целому ряду потенциальных злоупотреблений против клиента, включая серьезный конфликт интересов, неуместные инвестиционные рекомендации, очень высокие расходы, чрезмерная оборачиваемость портфеля, или его «сжигание» («переторговка»). С учетом всех скрытых возможностей, существующих в сфере продаж, было бы чрезвычайно наивно рассчитывать на объективный совет.

Business Week от 20 февраля 1995 г. в статье с обложки «Можно ли доверять вашему брокеру?» перечисляет большой список злоупотреблений доверием инвесторов. Уже на обложке Business Week заявляет: «Слишком много брокеров работает в своих интересах, а не в ваших», анонсируя статью «Сомнительные тактики продаж, подпитываемые щедрыми стимулами, вызывают нарастающую волну критики». Вот как журнал подводит итоги в боковой вставке под названием «Дело против брокерской отрасли».

  • ДАВЛЕНИЕ: Система оплаты труда в брокерских фирмах создает сильное давление на брокеров, заставляя генерировать большой объем комиссионных.
  • ПООЩРЕНИЯ: Брокеры получают дополнительные стимулы, вроде часов Rolex и отпусков «все включено» за продажи специальных продуктов с высокой нормой прибыли, без учета их пригодности для клиентов.
  • ВРЕДНЫЕ СОВЕТЫ: Компании заставляют брокеров рекомендовать взаимные фонды, за которые компании выплачивают комиссионные, вместо фондов под управлением других менеджеров. При этом большинство «своих» фондов показывает весьма посредственные результаты.
  • БОНУСЫ: Многие фирмы переманивают лучших «продавцов» из других фирм с огромными авансовыми бонусами и сверхвысокими комиссионными. Это дает продавцам дополнительный стимул для содействия избыточной торговле.
  • ПЛОХОЕ ИНФОРМИРОВАНИЕ: Фирмы не предоставляют клиентам информацию об общей доходности их инвестиций и совокупных комиссионных, которые с них берутся.

Комиссионные продажи хороши для Уолл-стрит. Это отличный способ распространять продукты. С другой стороны, они плохо служат интересам инвесторов. Брокерская система неадекватно контролируется и изобилует встроенными в нее скрытыми конфликтами интересов между брокером и клиентом. Не проходит и дня без обнародования очередного случая нарушения доверия. Не имея ни возможности, ни желания менять эту чрезвычайно прибыльную систему, Уолл-стрит отвечает пиаром и рекламой.

Крупные брокерские дома на Уолл-стрит — это очень сложный бизнес. Посещая местный офис вашего брокера, вы видите только вершину айсберга. Но розничные операции важны для поддержки многих более прибыльных направлений бизнеса. Комиссионные — это механизм, позволяющий брокерскому дому манипулировать брокерами. При правильно подобранных комиссиях, стимулах и бонусах Уолл-стрит может заставить своих брокеров продавать все, что угодно!

Красной нитью, проходящей через большинство из худших злоупотреблений, является система оплаты труда, основанная на комиссионных. Комиссионные создают конфликт интересов между брокером и клиентом.

Например, многие брокерские дома могут также выступать в качестве маркет-мейкера по акциям и облигациям NASDAQ. В этом качестве они могут покупать и продавать от своего имени. Этот изящный маленький бизнес почти столь же беспроигрышен, как и Лас-Вегас. Они покупают у публики по одной цене, и продают ей по другой. Разница называется спредом, это прибыль за то, что компания несет риск хранения акций. Бизнес маркет-мейкера оказывается очень выгодным. Да и риска, как правило, очень немного. Это намного выгоднее, чем обычные брокерские операции на Нью-Йоркской фондовой бирже. Если у брокерского дома много сделок, по которым он выступает в качестве маркет-мейкера, то он может получить большую прибыль. Вот почему многие брокерские дома выплачивают брокерам более высокие комиссионные за продажу акций, по которым дом выступает маркет-мейкером, чем за продажу других бумаг. Внизу каждого подтверждения сделки есть маленькое примечание о том, что брокерский дом может быть маркет-мейкером, чтобы предупредить вас об этом маленьком конфликте интересов. Но большинство инвесторов никогда не задумываются о том, почему они получают так много рекомендаций покупать и продавать по бумагам, для которых их дом является маркет-мейкером.

Другая интересная особенность системы комиссионных — способ обработки сделок с облигациями. В то время как комиссии по акциям NYSE жестко контролируются и раскрываются в подтверждениях о сделках, продавцы облигаций могут накидывать почти любую сумму, которую, как они считают, рынок выдержит. Комиссии по облигациям никогда не раскрываются в подтверждениях. Покупателей просто уведомляют о том, что они приобрели облигации по определенной цене. Конечно, большинство брокерских контор являются маркет-мейкерами и по облигациям. Более мутный и тонкий рынок облигаций имеет и более высокие спреды. Как правило, самые ликвидные облигации имеют спрэд от 1 до 2 пунктов, но он может быть и гораздо выше. Иногда продавцы облигаций могут продавать облигации с 6% спрэдом. Такие облигации часто называют «ударными» /в оригинале — touchdown — «приземление», «посадка»; в американском футболе — способов набирания очков, за который начисляется 6 очков — прим. переводчика/ облигациями. В некоторых офисах каждый раз при продаже таких «ударных» облигаций звонят в колокольчик. И если рядом нет клиентов, то все брокеры кричат «ура!». Возможно, это объясняет такую любовь брокеров к облигациям.

Любой брокерский дом или брокер-дилер, заботящийся о своей репутации, имеет свое семейство взаимных фондов. Они все любят этот бизнес, поскольку он приносит им вечный поток регулярных платежей, почти не зависящий от получаемых результатов. Взаимные фонды, организованные брокерами, если их рассматривать как отдельный подвид, имеют самые высокие издержки и самые худшие результаты среди всех предлагаемых. Например, в ту статью Business Week была включена таблица сравнения фондов крупнейших брокерских домов с фондами крупнейших независимых семейств фондов с нагрузкой. Самое худшее из независимых семейств фондов показало результаты лучше, чем лучшее из брокерских. Большинство крупных брокерских домов платит более высокие комиссионные за продажу своих фондов, чем сторонних (некоторые из них недавно очень публично отказались от этой практики). Не стоит удивляться, узнав, что большинство счетов брокера в значительной мере наполнены фондами под его собственным брендом.

Не довольствуясь лишь получением торговой надбавки от внешних взаимных фондов, многие брокерские дома начали требовать и получать часть платы за управление фондом и других платежей со сторонних взаимных фондов. Некоторые взаимные фонды отказались платить, либо имели слишком маленькие внутренние комиссии для постоянных выплат в пользу брокерского дома. Тогда некоторые брокеры разбили список сторонних фондов на две части. Те, кто платят, получают лучшее продвижение со стороны брокера, а по тем, кто не платит, комиссии продавцов сокращаются.

Первичное публичное размещение (IPO) /Initial Public Offering — первая публичная продажа ценных бумаг неограниченному кругу лиц — прим. переводчика/ генерирует много платежей в пользу брокерских домов. Как ни странно, «надбавка за размещение», идущая брокеру и продавцу, никогда не называется комиссией. Эта надбавка в несколько раз превосходит обычную комиссию, которую продавец может заработать при торговле на NYSE. Несмотря на безумный ажиотаж, который вызвало недавнее IPO компании Netscape, большинство инвесторов в IPO имеют весьма плачевные результаты на протяжении следующих нескольких лет. Но, возможно, под влиянием высоких надбавок за размещение, брокеры Уолл-стрит редко не проявляют огромного энтузиазма при очередном IPO.

Новые паевые инвестиционные трасты (UITs) и новые закрытые фонды похожи на IPO в том, что брокеры зарабатывают на них в несколько раз больше, чем могли бы заработать на продаже уже существующих UITs и закрытых фондов. Кроме того, надбавка за размещение не называется комиссией. Из-за высоких расходов на размещение, встроенных в UITs и закрытые фонды, цена подавляющего большинства новых размещаемых выпусков падает до стоимости чистых активов или еще ниже после начала вторичного обращения. Большинству инвесторов было бы гораздо выгоднее выждать несколько дней или недель после размещения, и затем купить по гораздо более выгодной цене. Практически всем на Уолл-стрит это известно. Но, к сожалению, обычные комиссионные слишком малы по сравнению с надбавкой при первичном размещении. Поэтому новые UITs и закрытые фонды продолжают выпекаться и продаваться, как если бы это было замечательной и крутой сделкой.

Пока мы описали только денежные выплаты в пользу фондовых брокеров и их зарегистрированных агентов. Но есть и другие изящные способы аккуратно управлять ими через их кошельки. Многие фирмы предлагают отложенные компенсации в дополнение к прямым комиссионным. Эти планы заведомо связаны с собственными продуктами и другими высоко прибыльными предложениями. Персональные офисы, секретарши, звучные должности и другие привилегии в зависимости от количества проданного хлама.

И не забывайте про бесплатные туры. Покрутитесь в большинстве брокерских домов, и вам покажется, что вы находитесь в туристическом агентстве! Больше времени тратится, чтобы решить, какой тур за что выдавать, чем на то, какой класс активов может принести пользу портфелю клиента. Мне казалось, что они должны планировать финансовое будущее клиентов, а не очередные отпуска продавцов.

Если же не работает пряник, то всегда есть кнут. Брокеры, которые проваливают «план по продажам», включая определенный минимум собственных продуктов, долго не задерживаются. Менеджеры, чьи офисы не могут «дать план», недолго будут менеджерами. И так далее, выше по пищевой цепочке. В брокерской индустрии только одна этика и одна одержимость: продавай больше! Успех или неудача измеряются в долларах комиссионных, а не в доходе клиента и не в том, доволен он, или нет. Большинство фондовых брокеров могут вам сказать с точностью до копейки, сколько они заработали на комиссиях в прошлом году; но мало кто из них имеет хотя бы смутное преставление о том, чего достигли клиенты в результате их советов.

Эти конфликты интересов не случайны в этом бизнесе. Более того, они лежат в основе традиционной брокерской деятельности, основанной на комиссионных, и ориентированной на увеличение количества транзакций. Я верю, что в этом бизнесе есть очень много талантливых и честных людей, но сама система в корне порочна. Система приводит к тому, что брокеру очень трудно предлагать своим клиентам правильные вещи. Брокер, предлагающий долгосрочные стратегии «купи-и-держи», не сможет долго удержаться в этом бизнесе. Эта система никогда не заплатит за рекомендации клиенту вообще ничего не делать, хотя все мы знаем, что зачастую это наилучший способ действий. Наконец, брокер, который придерживается стратегии строгого контроля и сокращения расходов клиентов, тем самым подписывает заявление о своей отставке.

Ну, разумеется — скажете вы — ведь ценность советов этих профессионалов компенсирует это. Они же не просто замученные продавцы акций, они хорошо обученные финансовые консультанты. Я угадал? Ну, не совсем. Мы изучили качество и честность аналитических работ Уолл-стрит. Мое мнение таково: эти советы стоят гораздо меньше нуля. Аналитические исследования Уолл-стрит являются одновременно и прекрасным оправданием для слишком частых сделок, и защитой в случае возможных судебных разбирательств. И они ждут, что инвестор будет за это платить?

Но что приводит брокера или зарегистрированного представителя на эту работу? Причины разные, но было бы ошибкой считать их пай-мальчиками или людьми с высокой квалификацией. Лучшие из них получили эту работу своими силами, продвигаясь в системе, которая требует от них очень немногого. Вы будете недалеки от истины, если предположите, что требования для попадания в эту систему — сплошной блеф.

Оказывается, на работу может устроиться почти любой, кто не совершил несколько серьезных преступлений. Конечно, есть пара коротких экзаменов, проводимых федеральными властями. Но существует множество трехдневных курсов, на которых специально натаскивают как раз на вопросы и ответы. Любой дурак с несколькими сотнями долларов гарантированно пройдет этот тест, либо сможет повторить его столько раз, сколько потребуется. К их радости, эти курсы по натаскиванию имеют все вопросы тестов, поэтому экзамен провалят немногие.

Хотя многие брокеры очень смышлены, это не является обязательным требованием для работы. Как и продвинутое, или хотя бы связанное с работой, образование. Я знаю несколько успешных брокеров, которых никогда не видели ни в колледже, ни на финансовых курсах.

После того, как пройдены формальные экзамены, начинается настоящее обучение. Большинство внутренних брокерских обучающих программ может быть справедливо описано как 10% знаний о продуктах, и 90% тренингов по продажам. А затем — на телефон и продавать! Технология, описанная как «улыбайся и звони», или «звони ради долларов» лежит в основе обучения новичков-брокеров в большинстве домов. Либо утонешь, либо поплывешь дальше, и отсев очень велик. Не стоит удивляться, что после вступительных экзаменов нет никаких требований по продолжению образования. Что повышение квалификации, как правило, организуется брокерским домом, и состоит примерно в тех же пропорциях из знания продуктов и тренингов по продажам. Контроль за процессом обучения строго ограничивает варианты теми продуктами, которые предпочтительны для брокера. При этом многие брокерские дома на деле активно препятствуют прохождению независимой профессиональной подготовки своими продавцами. Например, один очень большой брокерский дом запрещает своим агентам указывать на наличие у них сертификата CFP (Certified Financial Planner) в своих визитках, письмах, бланках или при других контактах с клиентами. Какие бы ни были на то причины, они, определенно, не поощряют образование.

Итак, какая требуется квалификация? Единственное важнейшее качество, которое требуется брокерскому дому — это опыт продаж. Неважно, что вы продавали в прошлом. Если вы умеете продавать, то брокерский дом хочет вас заполучить. Предыдущий опыт работы одного из топ-менеджеров брокерского дома во Флориде, к примеру, был ограничен продажей плавательных бассейнов.

В реальном мире финансовым советникам нужно платить. Иначе все они закроют свои лавочки и пойдут плавать под парусом или играть в гольф. Но то, каким образом структурирована их оплата, в огромной степени определяет качество и честность их советов. Неспособность Уолл-стрит решить вопрос с комиссионными так, чтобы это было благоприятно для инвесторов, приводит к быстрому перераспределению доли рынка в пользу финансовых советников, строящих свой бизнес только на получении комиссионных. Давайте смотреть правде в глаза: никто не любит крупные брокерские дома. Люди даже не знают, что им есть альтернатива. Но они начинают узнавать.

Не всем требуются или желательны советы по инвестициям. Для таких людей есть книги, подобные этой и другие, которые помогут им определить свою стратегию. Дисконтные брокеры и взаимные фонды без нагрузки (которые не были доступны еще несколько лет назад) в настоящее время обеспечивают в высшей степени удовлетворительные решения по хранению ценных бумаг и исполнению заявок.

Другим инвесторам, которым профессиональные советы требуются и желательны, но которых не устраивает традиционная брокерская тактика «churn and burn» /дословно: «взбить и сжечь», тактика «переторговки», при которой управляющий совершает много ненужных сделок, «сжигая» тем самым счет клиента — прим. переводчика/, также доступны лучшие решения. (В одной из следующих глав мы обсудим некоторые критерии для отбора и эффективной работы с финансовыми советниками.)

Вуаля! Вечно развивающаяся капиталистическая система вывела вас на очередную ступень постоянно продолжающихся улучшений на финансовых рынках. Все, что необходимо для продолжения развития — это требовать лучшего. Просто и изящно!

В следующей главе мы рассмотрим взаимные фонды — строительные блоки, необходимые для глобально диверсифицированного инвестиционного плана, который безопасно приведет вас в двадцать первый век. Взаимные фонды могут быть несовершенны. Но если у вас менее $50 млн. для инвестирования, они — ваша главная надежда. В прошлом году на рынок вышло более 1500 новых фондов, в результате чего их общее количество превысило 6000 (не считая фондов денежного рынка!). Сейчас классов фондов и вариантов структурирования издержек — как собак нерезаных. Не отчаивайтесь! Разобраться в этой суматохе фондов совсем несложно.

Далее: Глава 16. Радости выбора фондов
Оглавление

 




Комментариев: 7 »


7 Responses to Инвестиционные стратегии 21 века – 15. Это джунгли

  1. dvpublic:

    «Эта надбавка в несколько превосходит обычную комиссию» — видимо, в несколько раз.

  2. dvpublic:

    «Любой дурак с несколькими сотнями долларов гарантированно пройдет этот тест, либо сможет повторить его столько раз, сколько потребуется. К их радости, эти курсы по натаскиванию имеют все вопросы тестов, поэтому экзамен провалят немногие».

    Как то эта пара предложений резанула глаз… может «Даже круглые дураки с несколькими сотнями… смогут повторить его…(?)

  3. Сергей Спирин:

    «В несколько раз» — спасибо, поправил. Что касается второго замечания, то текущий вариант перевода мне кажется ближе к стилю авторского текста.

  4. Svetlana:

    Сергей, если бы Вы могли добавлять свои комментарии как ситуация поменялась с момента написания книги — было бы очень полезно (особенно для не очень опытных инвесторов)

  5. Сергей Спирин:

    Светлана, просто писать все, что изменилось — нереально, получится объем еще одной параллельной книги. Поэтому если что-то конкретное непонятно или хотите уточнить — спрашивайте,я постараюсь ответить, если смогу.

  6. «Выберите надежный депозитарий для безопасного хранения ваших активов». Как это сделать при инвестициях на Московской Бирже? Или у нас единый депозитарий какой-то? Не очень знаком с такими техническими моментами, но считаю это важной частью при инвестициях. И деньги на счетах брокера — на сколько безопасно их хранение? Если что-то случится с брокером, то деньги по идее не должны «сгореть», так как вроде хранятся в единой денежной системе (не уверен на счет названия)? Спасибо!

  7. Сергей Спирин:

    Вы правильные вопросы задаете, однако ответ на них окажется слишком длинным, чтобы его можно было дать в формате комментариев.

    В РФ вы выбираете депозитарий, по сути, вместе с выбором брокера. Поэтому общий совет — выбирайте крупных и надежных брокеров, не связывайтесь с мелкими малоизвестными компаниями.

    Плюс делайте поправку на то, что, в отличие от США, в РФ на бирже через брокера покупаются и продаются, в основном, акции, облигации и т.п., и крайне редко — фонды. У нас биржевая торговля паями ПИФов развита крайне слабо (хотя и существует), и ПИФы в большинстве случаев приобретаются не через брокера на бирже, а у УК или агентов. А в этом случае рисков брокера и депозитария, которые описаны Армстронгом, не возникнет.

Добавить комментарий