Инвестиционные стратегии 21 века – 16. Радости выбора фондов

is_21_100Фрэнк Армстронг
Investor Solutions
Перевод для AssetAllocation.ru
Оглавление

Глава 16
Радости выбора фондов

Решение о распределении активов — непростая задача в инвестиционном процессе. После принятия решения о соответствующем плане распределения активов мы переходим к поиску надлежащих финансовых инструментов, наилучшим образом представляющих каждый класс активов. Как выясняется, взаимные фонды являются почти идеальными строительными блоками для построения вашей глобально диверсифицированной инвестиционной стратегии.

Мы впитали достаточное количество финансовой теории — теперь пришло время погрузиться в мельчайшие нюансы отбора. Не стоит удивляться, что наши критерии будут соответствовать потребностям процесса.

Восход индустрии взаимных фондов

Если только вы не были в длительном отпуске, вы не могли не заметить, что взаимные фонды стали очень популярным способом инвестиций для американцев (на самом деле, для большей части мира). В достаточно рациональном мире такие вещи не происходят просто так. Взаимные фонды стали популярны потому, что они предлагают существенные преимущества как для малых, так и для крупных инвесторов. Преимущества просто грандиозны.

Управляющие компании взаимных фондов — хорошие капиталисты, и они, конечно, не глупы. Они легко тратят деньги на рекламу и пиар, чтобы объяснить нам все их преимущества. Они оказались весьма успешны в донесении своей информации. В наше время почти любой школьник младших классов может легко перечислить все причины, по которым нужно выбрать взаимные фонды в качестве средства инвестиций.

Традиционно, мы думаем о диверсификации, низкой стоимости, и доступе к великолепным управляющим, как о главных преимуществах взаимных фондов. Первые два пункта, безусловно, верны. Где еще инвестор может купить портфель из сотен или даже тысяч отдельных эмитентов по рыночным ценам, затратив менее $500? Как ему сделать это, не будучи уничтоженным операционными издержками? Но сейчас мы должны задаться вопросом, могут ли управляющие добавлять ценность? Если инвестор убежден, что это возможно, тогда, объединяя свои средства вместе с тысячами других людей, он может привлечь внимание наилучших доступных талантов. Если инвестор не верит в это, то у него есть альтернатива в виде инвестиций в индексные или в пассивно управляемые фонды.

Как дизайнеры наилучшей инвестиционной стратегии, основанной на стратегическом глобальном распределении активов, мы будем выбирать взаимные фонды, которые позволят нам жестко контролировать наш портфель. Мы будем искать строго определенные целевые фонды на различных рынках и в различных инвестиционных стилях. Нам придется отказаться от мысли о том, что есть один «самый лучший» фонд, который может удовлетворить наши потребности, отказаться от когда-то популярных, но по-детски упрощенных и неэффективных журнальных рейтингов, и пересмотреть наши критерии оценки эффективности работы.

Неоправданные беспокойства за будущее фондов

Деньги, перетекающие во взаимные фонды, вызывают нескончаемый поток статей ряда авторов в популярных СМИ, предрекающих, что взаимные фонды окажутся ответственны за очередной большой крах рынка.

Согласно этой теории, индивидуальные инвесторы не проходят проверку медвежьим рынком. Когда наступит медвежий рынок, все инвесторы-новички сразу устремятся на выход. В результате продажи вызовут кризис ликвидности и бесконечное нисходящее циклическое снижение рынков. Похоже, главным аргументом становится то, что лишь инвесторы взаимных фондов будут вести себя иррационально. Доказательства, однако, указывают на то, что крупные учреждения, трейдеры и спекулянты в не меньшей степени подвержены панике.

На самом деле, взаимные фонды просто заменяют другие инвестиционные механизмы, которые менее эффективны и экономичны для инвесторов. Вместо того, чтобы беспокоиться о том, что слишком много денег собирается во взаимных фондах, тем же самым авторам следовало бы задуматься о том, как стимулировать инвесторов увеличивать срок их инвестиций и долю активов, направляемых в акции. Главное, что беспокоит меня, так это то, что американцы вкладывают слишком мало и слишком консервативно, чтобы удовлетворить свои долгосрочные потребности. Всем инвесторам, покупающим как фонды, так и отдельные ценные бумаги, нужно сдерживать себя от иррационального поведения в периоды регулярно и неизбежно происходящих обвалов рынка. Мы рассмотрим поведение инвесторов и его влияние на рынки в одной из следующих глав. Пока же я буду утверждать, что инвесторы взаимных фондов, похоже, столь же рациональны, как и любая другая большая группа инвесторов.

Две другие темы возникают достаточно постоянно и часто, чтобы прокомментировать их. Одна хочет заставить нас поверить, что взаимные фонды — это что-то типа прихоти, которая скоро выйдет из моды, как хула-хуп. Другая предполагает, что фонды — это нечто второсортное, предназначенное для неопытных простаков, и что более крупные и опытные инвесторы скоро перерастут их. Это заставляет меня задаться вопросом, что эти авторы курили. Взаимные фонды набирают долю рынка потому, что это лучшее средство для инвестиций. И не только для мелких инвесторов. Огромные учреждения обычно покупают фонды. Мы можем предположить, что им известно о возможных альтернативах, и они принимают достаточно обоснованные решения.

Взаимные фонды имеют несколько недостатков, которые мы далее рассмотрим. При рассмотрении имейте в виду, что несмотря на все их недостатки, это — лучшее решение для подавляющего большинства инвесторов. Мы не в той ситуации, чтобы выбирать лучшее из худшего. Напротив, у нас есть изобилие действительно отличных возможностей для выбора.

Огромная вселенная фондов

Это изобилие превращается в проблему. На сегодняшний день существует более 6’500 фондов, не являющихся фондами денежного рынка, и еще свыше 1’500 добавились только в прошлом году. Таким образом, вместо слишком малого выбора фондов, в большинстве классов активов мы можем утонуть в них. Поскольку каждый рабочий день рождается более трех новых фондов, даже только простое изучение их проспектов могло бы превратиться в полноценную работу.

Конечно, есть много информации в многочисленных источниках. Вам даже не придется выходить из дома. Вы можете днем и ночью бродить по Сети. К концу следующего года мало какое семейство взаимных фондов не будет иметь собственного веб-сайта. Однако, данные, факты, и информация – это еще не знания.

Основы работы фонда

Итак, давайте посмотрим, сможем ли мы прорваться через шум и хаос, чтобы разглядеть, как работает индустрия фондов. Тогда мы можем разработать несколько простых критериев для принятия ваших решений. Эта процедура довольно проста и в целом позволяет контролировать инвестиционный процесс.

Издержки: природный враг инвестора

Издержки являются важным фактором для инвесторов. Издержки также являются одной из немногих областей, которую инвесторы могут контролировать. Есть основания думать о согласованных усилиях фондовой индустрии по защите от попыток инвесторов выяснить, каковы издержки на самом деле, и к каким последствиям приводят различные стратегии ценообразования. Не отчаивайтесь! В этом можно легко разобраться.

Комиссия за управление (Management Fee)

Каждый взаимный фонд взимает комиссию за управление. Она полностью раскрыта в проспекте /«prospectus», российский аналог — «правила доверительного управления фондом» — прим. переводчика/. Эта комиссия идет на оплату обычных расходов на работу команды управляющих и бизнеса. Она включает в себя почтовые расходы, аренду, зарплаты, бухгалтерский учет, электричество, телефоны, оборудование и тому подобное.

Страшная и несправедливо ругаемая комиссия 12(b)-1

Некоторые фонды взимают вторую комиссию, называемую 12(b)-1. Целью этого сбора является увеличение продаж паев фондов для публики. Фонд может использовать эту плату для рекламы, выплат комиссионных продавцам, или оплаты за услуги депозитария и дисконтного брокера.

Не столь важно, включает ли фонд комиссию 12(b)-1 в проспект. Все фонды имеют определенные типы расходов на продвижение. Просто некоторые выбирают выделять их отдельной строкой.

Коэффициенты расходов (Expense Ratios)

Как комиссия за управление, так и комиссия 12(b)-1, если таковые имеются, включаются в коэффициент расходов (expense ratio) фонда. Коэффициент расходов всегда полностью раскрывается в проспекте. Вот на этой цифре инвестор и должен сосредоточиться.

Существует очень сильная обратная связь между общими расходами и доходностью инвестора. В то время как поставщики дорогих товаров всегда любят говорить, что «вы получаете столько, за сколько платите», на Уолл-стрит это зачастую означает получить намного меньше. Как несложно догадаться, низкий коэффициент расходов — это очень, очень хорошо. Коэффициент расходов может варьироваться от 0,25% до более чем 3%.

Торговые издержки (Trading Costs)

Торговые издержки не включаются в коэффициент расходов и не разглашаются. (Подробнее о втором утверждении позже.) Мы можем предположить некоторую информацию о торговых издержках по оборачиваемости портфеля. Некоторые фонды вообще не торгуют, а некоторые могут оборачивать весь портфель по несколько раз за год. Мы знаем, что некоторые покупки и продажи стоят дорого. То, насколько дороги операции, может отличаться от рынка к рынку.

Торговые издержки, как правило, очень малы для акций NYSE. Но когда мы имеем дело с акциями или облигациями малых компаний, иностранных компаний или развивающихся рынков, цена может оказаться очень высокой. Например, «туда-обратно» на акциях малой компании может превысить 7%. Таким образом, в среднем пара сделок в год на портфеле из акций малых компаний может съесть вашу среднюю прибыль.

Торговые издержки падают напрямую на фонд. Когда фонд покупает акции, он учитывает их по цене покупки, с учетом комиссий. Когда он продает, он показывает чистые поступления, после уплаты комиссий. Ни комиссии, ни спрэд /разница между ценами покупки и продажи — прим. переводчика/ никогда не учитываются отдельно. За исключением случаев, когда кто-то может продемонстрировать очень положительное сальдо от торговли, в то время как большинство управляющих не может, небольшая оборачиваемость — это хорошо.

В итоге: ну, либо то, либо другое!

Проще говоря, текущая стоимость работы любого взаимного фонда — это коэффициент расходов (expense ratio) плюс торговые издержки (trading costs).

К сожалению, это определение не включает в себя влияние комиссий.

Влияние комиссий

Некоторые фонды продаются публике напрямую. Другие продаются через агентов-продавцов. Во втором случае необходимо выяснить, каким образом платят продавцу. Для решения этой проблемы было разработано несколько интересных механизмов.

В старые недобрые времена многие взаимные фонды продавались по контракту. Инвестор платил определенную сумму каждый месяц в течение ряда лет в соответствии с контрактом. В течение первого года продавец получал половину инвестиций. После этого, как правило, продавец получал порядка 4% от продолжающихся взносов. Возможно, это объясняет медленное принятие взаимных фондов нашими родителями.

Позже появились так называемые продукты с «комиссией за вход» /«front end load», разовый комиссионный сбор, взимаемый при покупке паев, «надбавка» — прим. переводчика/ с максимальной торговой наценкой около 8,5%. Эта торговая наценка вычиталась из общего объема инвестиций, а остаток в конечном итоге попадал в фонд. Так, из $10’000 инвестиций, $9’150 направлялись в фонд, а остаток оседал в карманах организаторов продаж. Крупные инвестиции могли претендовать на скидку. Например, типичная торговая наценка для $100’000 составляла 3,5%. Продукты с надбавкой в отрасли часто называют «Акции A» («A Shares»).

Со временем сопротивление высокой стоимости продаж заставило многие компании сократить свои максимальные комиссии при продаже примерно до 5%. Но поскольку реальные взаимные фонды без нагрузки подрывали рынок, фонды начали искать, как скрыть комиссию при продаже. Эта задача была решена блестящим изобретением брокерскими домами фондов без нагрузки с «комиссией за выход» /«back end surrender charge», разовый комиссионный сбор, взимаемый при продаже паев, «скидка» — прим. переводчика/ (Их обычно называют «Акции B» («B Shares»)).

До тех пор, пока инвестиционная публика не разобралась, в чем подвох, брокеры и брокеры-дилеры жили в лучшем из всех возможных миров. Они смогли увеличить среднее комиссионное вознаграждение агента, и в то же время утверждали, что продукт не имел нагрузки. Брокер получал 5% — 6% комиссионных в первый же день, но в то же время клиент видел, что все его деньги идут на работу в фонд. Это маленькое волшебство Уолл-стрит стало возможным потому, что компания выплачивала брокеру «комиссию за вход» авансом. Компания компенсировала эту оплату продавцу путем увеличения расходов фонда примерно на 1,5% в год. (Это была так называемая комиссия 12(b)-1, названная так в честь регламентирующего ее предписания NASD). В случае, если инвестор продавал свой фонд до того, как компания успевала покрыть комиссии, проценты и прибыль, с инвестора перед выплатой взималась «комиссия за выход». Эта последняя часть сделки редко упоминалась в ходе процесса продаж, поэтому многие инвесторы были шокированы, выходя из фонда по любой причине.

Когда инвесторы потратили время, чтобы разобраться с математикой, они обнаружили, что фонды с комиссией за выход могут оказаться очень дорогим способ инвестирования. Во-первых, крупные инвестиции не получали скидку. Инвестор, размещающий $250’000 в фонд с комиссией за вход, мог ожидать единовременной комиссии в 3%. Но если он инвестировал те же деньги в фонд с комиссией за выход до окончания типового срока в 6 лет, то в результате он платил 9% скрытых сборов. А с учетом того, что инвестиции росли в цене, сборы получались еще больше! Наконец, скрытые платежи продолжались вечно, поэтому общая стоимость могла оказаться громадной. И конечно, в нашем примере продавец получал комиссию вдвое выше, чем он заработал бы в более привычной сделке с комиссией за вход. Несложно понять, почему брокеры так полюбили продукты с комиссией за выход.

Если бы эволюция комиссий фондов на этом остановилась, наша задача была бы несколько проще. Но по мере того, как инвесторы умнели, семейства фондов старались держаться еще на шаг впереди, внедряя все новые способы ценообразования паев. Имена, которыми назывались эти схемы ценообразования, не всегда совпадали у разных компаний. «Акции C» были похожи скорее на «Акции B», но внутренние расходы начинали падать после окончания штрафного периода. «Акции D» имели 1% комиссию, ежегодно выплачиваемую продавцу, но не имели комиссии за выход. Многие фонды «Акций А» ввели комиссию 12(b)-1 для ежегодного премирования агентов сверх первоначальной комиссии за продажу. Еще некоторые компании экспериментировали с сокращением комиссии за вход, но увеличивали текущие расходы, чтобы финансировать увеличение ежегодного премирование агентов.

Недавно NASD выпустил правила, которые запрещают любому фонду с комиссией 12(b)-1 свыше 0,25% называть себя фондом «без нагрузки». Те же самые правила позволили семействам фондов в реальности увеличить ежегодные выплаты агентам, которые теперь, вероятно, представляют свою продукцию как «без входной нагрузки», и все это во имя защиты прав потребителей! В то же время, некоторые настоящие фонды без нагрузки имеют такой высокий коэффициент расходов, что кони дохнут. Поэтому заглядывайте за этикетку.

Если от всего этого у вас начинает болеть голова, есть простое решение. Просто покупайте фонды без нагрузки. Тогда все, о чем вам нужно беспокоиться с точки зрения издержек, это коэффициент расходов и торговые издержки.

Ваш брокер, возможно, будет не в восторге от этого решения. Но не ваша задача делать его счастливым. Даже если оставить в стороне последствия возникающего конфликта интересов в процессе комиссионных продаж, комиссии имеют прямое экономическое воздействие на инвестора. Вы можете представить фонды с комиссией за вход как стометровый забег, в котором вы стартуете от 3 до 8 метров позади линии старта. А фонды с комиссией за выход рассматривать как тот же забег с 70-килограмовой ношей за спиной.

Еще одна проблема традиционных продуктов с комиссией за вход — это психологическое ощущение того, что инвестиции оказываются в ловушке из-за значительной стоимости смены фонда. Зачастую инвесторы остаются в ненадлежащих инвестициях, чтобы избежать повторной уплаты комиссии при переходе из первого неудачного выбора. Семейства фондов смягчают эту проблему. Они позволяют инвестору переключаться между фондами без штрафа в пределах одного семейства фондов. Но это по-прежнему серьезно ограничивает выбор инвестора. С настоящими фондами без нагрузки, особенно если они приобретались в депозитарий одного из крупнейших дисконтных брокеров, инвестор может иметь выбор из более чем 1000 вариантов фондов от более чем 200 семейств фондов, и это делается одним телефонным звонком. (Брокерская фирма может взять небольшую плату за сделку, но это очень малая доля от комиссий фонда с нагрузкой).

Самый простой работающий способ определить фонды без нагрузки — это узнать о стоимости путешествия туда и обратно. Если вы можете купить фонд сегодня за доллар, и продать его завтра за доллар (при условии, что рынок не изменился), то у вас есть что-то, что выглядит, пахнет и ощущается как фонд без нагрузки. Хотя это определение, возможно, технически неточно, оно раскроет вам большинство вводящих в заблуждение тактик продаж. Вы сможете быстро оценить стоимость брокерских и торговых издержек.

Ориентация на целевой сегмент рынка

Следующая большая проблема, с которой мы столкнемся при строительстве нашего инвестиционного плана, состоит в том, что фонды, которые мы выбираем, должны точно соответствовать характеристикам того рынка или сегмента рынка, которые мы выбрали для нашей модели. Мы знаем многое — хотя и всегда недостаточно — о риске, доходности и корреляции акций в зависимости от размера фирмы и коэффициента book-to-market /отношение балансовой стоимости акции к рыночной – прим. переводчика/. Эта информация имеет решающее значение при разработке плана распределения активов.

Если мы стремимся к контролю над нашим планом распределения активов, то нам нужно искать фонды, которые будут придерживаться определенного стиля. Например, мы знаем, что в большинстве мировых экономик, самые малых по размеру 20% компаний имеют ожидаемую доходность примерно на 5% выше, чем у крупных компаний на долгосрочных интервалах. Конечно, эта доходность сопровождается более высоким риском, и корреляцией с другими классами активов. Таким образом, если наш план распределения активов требует, скажем, 15% активов разместить в малых компаниях, то это то, что нам нужно. Но определение «малых компаний» у одного человека может существенно отличаться от определений у другого. Поэтому наши условия должны быть объективно определены. Например, мы могли бы определить фонд малых компаний как компаний с максимальным размером до $500 млн. Другие наблюдатели могли бы назвать это компаниями микро-капитализации. Но если мы хотим получить доходность, которая приходит с небольшими компаниями, мы просто обманем себя, если купим самые маленькие компании из S&P 500.

/По принятой Standard&Poor’s классификации компании, входящие в индекс S&P 500 — крупные, следующие по размеру 400 акций входят в индекс средних компаний S&P MidCap400, и лишь следующие 600 — в индекс акций малых компаний S&P SmallCap 600 — прим. переводчика/

То же самое касается стоимости. Определить стоимость даже еще сложнее, чем размер. Много управляющих называют себя стоимостными управляющими, но владеют портфелями акций с очень низкими показателями book-to-market. Если мы хотим выделить акции стоимости, нам нужно искать фонды с акциями в верхней трети при ранжировании по шкале book-to-market для компаний разных размеров.

Дрейфующий стиль: природный враг распределения активов

Мы можем прийти в замешательство, обнаружив, что фонд, который мы выбрали для представления малых компаний, вдруг стал инвестировать в GM, IBM, и АТТ. Сейчас многие фонды «роста» решили добавить зарубежных акций для повышения своей эффективности. Это может улучшать или ухудшать результаты их конкретного фонда, но плохо то, что это искажает модель.

Привычка управляющих в одно прекрасное утро проснуться и решить, что совершенно другой сегмент рынка выглядит более привлекательно, чем используемый сейчас, называется «дрейфующим» стилем. Дрейфующий стиль — природный враг плана распределения активов. Само собой разумеется, что мы никак не можем контролировать риск, если не знаем, что находится в портфеле, или если портфель могут радикально изменить без предварительного уведомления.

Традиционные названия и цели фондов скорее путают, чем проясняют

Традиционные названия и проспекты фондов здесь немногим могут помочь. На самом деле, лучше всего забыть о них.

Категории являются произвольными и неоднозначными. Где граница между фондом «роста и текущего дохода» и «роста» или «дохода по акциям»? Эти нюансы всегда ускользали от меня. Многие сервисы, выставляющие рейтинги фондов, пытаются использовать эти категории для сравнения результатов фондов. Фонды часто отвечают на это пересмотром своих целей, чтобы соответствовать категории, в которой их относительные результаты будут выглядеть лучше.

Определение стиля инвестиционного управляющего принесет нам гораздо больше пользы.

Таблица стилей Morningstar позволяет потенциальному инвестору с первого взгляда определить средний размер и характеристики роста/стоимости портфеля. Хотя она далека от совершенства, эта система является существенным шагом вперед.

Таблицы стилей ограничены в том, что они описывают только среднее содержание портфеля. Некоторые портфели трудно правильно классифицировать, и таблица не дает гарантий против дрейфующего стиля.

Многие взаимные фонды имеют широкую свободу инвестировать туда, куда они хотят. Некоторые демонстрируют то ли выдающееся мастерство и ловкость, то ли огромное везение, периодически изменяя стратегии портфеля. «Magellan» и «20th Century Ultra» славятся своим отказом придерживаться одного стиля. Их управляющие, конечно, утверждают, что это мастерство.

Оставим в стороне вопрос «умение или везение?», на каждую удачную попытку приходится множество неудачных.

После того, как мы приняли решение о распределении активов, у нас нет абсолютно никакого интереса прогнозировать поведение управляющего фондом. Все, что мы хотим от него, это чтобы он полностью и все время инвестировал в выбранный нами рынок.

Мы приняли решение о том представлении активов в портфеле, которое мы хотим иметь, и попытки управляющего подстроить его под рынок для нас неприемлемы. Взаимный фонд — это просто строительный блок для нашей инвестиционной стратегии, и чем более предсказуемы строительные блоки, тем лучше конечная структура. Дни, когда мы доверяли наши деньги управляющему, который делал с ними все, что хотел, должны были давно остаться позади.

Подход распределения активов далек от традиционного представления о роли управляющего фондом. Его роль снизилась от возвышенного гуру до подчиненного технаря. Его миссия заключается в том, чтобы оставаться полностью инвестированным, широко диверсифицировать, удерживать издержки низкими и надежно соответствовать доходности представляемого сегмента рынка. Если он отклоняется от назначенной поляны или начинает спекулировать на рынке, его необходимо заменять.

Если он не в состоянии соответствовать доходности соответствующего рынка, его можно легко заменить на индексный фонд, который будет соответствовать. С другой стороны, неуместно обвинять менеджера, если его класс активов показывает низкую эффективность. Например, управляющие фондов японских малых компаний не виноваты в том, что этот класс активов последние 6 лет показывает унылые результаты.

Когда дело доходит до выбора фондов, очень мало из того, что вы узнаете из популярных финансовых СМИ, полезно, если только вы не хотите просто собрать несколько пикантных новостей для выступления на вечеринке. Превозносить самого удачного управляющего прошлого года весело, и, вероятно, безвредно, но это мало что скажет нам о его результатах в следующем году.

Рейтинговые сервисы, такие как «звезды» от Morningstar или «доска почета» Forbes, свидетельствуют о том, что оценивать будущую доходность по прошлой доходности бесперспективно. Инвестиции в любой набор рекомендаций приводят к примерно стандартным результатам. Если эти две организации, со всеми ресурсами, которые они имеют, не в состоянии делать полезные прогнозы, то как на это могут надеяться все остальные? Так почему же люди продолжают интересоваться этим мусором? Вот когда «Неделя Уолл-стрит» будет брать интервью у победителей следующего года, я прислушаюсь. Если бы для успешного управления инвестициям было достаточно посчитать звезды или купить список от Forbes, все мы были бы богатыми и беззаботными.

С другой стороны, множество полезных ресурсов широко доступны. Например, база данных Morningstar на диске обеспечит вас кладезем информации. Она позволяет сортировать информацию более чем по сотне критериев, включая соотношения P/E, Price/Book (обратное соотношению book-to-market), оборачиваемость, среднюю рыночную капитализацию, коэффициент расходов, рост доходов, веса секторов, оценки стандартных отклонений, минимальные пороги входа, а также множество другой информации, полезной для выбора компонентов нашего портфеля. К примеру, с помощью лишь нескольких щелчков мыши вы можете отобрать фонды зарубежных акций без нагрузки со средней капитализацией компаний не выше $500 млн., которые принимают первоначальные взносы менее $2000, доступные через брокерские системы Fidelity или Schwab, с коэффициентом расходов ниже 1,25%, а затем отсортировать их в порядке убывания коэффициента P/E. Еще щелчок — и вы можете сравнить выбранный вами фонд с соответствующим индексом, проверить веса отраслей в портфеле, и гарантировать, что фонд уделяет должное внимание правильной диверсификации. Morningstar даже сообщит вам бесплатные телефонные номера большинства фондов, и, как только вы определили несколько вероятных кандидатов, вы можете заказать их проспекты. Многие городские библиотеки имеют доступ к подобной услуге.

Я утверждаю, что информация такого рода является гораздо более полезной, чем статьи вроде «Восемь великих фондов 90-х» от Money Magazine. С данными, вроде этих, вы можете выбрать и контролировать свои сегменты плана распределения активов.

Если у вас большой портфель, вы можете иметь несколько фондов в каждой категории. Раз так, я бы предпочел строить ядро моих владений на основе индексных фондов. Сегодня лично я стараюсь использовать минимум 60% — 75% индексных, или пассивно управляемых фондов в каждой категории. Преимущества низких издержек, низкой торговой активности и стоимости, и гарантии того, что мы можем надежно отслеживать нужный нам сегмент рынка, являются убедительными. Дополнительные преимущества – снижаются налоговые затраты, и вам никогда не придется беспокоиться о смешении стилей.

Хотя я и не исключаю возможность того, что активное управление может добавлять стоимость, я сильно в этом сомневаюсь. В дискуссии, которая принимает почти религиозные или мистические нотки, я предпочитаю быть агностиком. Я видел слишком много низких падений птиц высокого полета, чтобы у меня осталась вера в них. Если вы спросили меня о моих догадках, я бы, вероятно, сказал, что в ближайшие 5 лет я, возможно, избавлюсь от всех активных управляющих. В то же время, сейчас я ограничиваю их роль таким образом, что, если один или два из них сыграют плохо, то это не нарушит работу моего портфеля.

Контрольный список действий

Вот контрольный список, который можно использовать для отбора фондов для каждого отдельного класса активов. Мои предложения в скобках:

  • Определитесь с сочетанием активных и пассивных техник. (Как минимум ядро портфеля, скажем, на 70%, должно быть индексным.)
  • Определитесь с рынками настолько подробно, насколько сможете — крупные, малые, иностранные, развивающиеся рынки, Азия, Япония, Европа и т.д. Убедитесь, что управляющий полностью инвестирует в нужный рынок.
  • Определитесь со стилем — рост или стоимость? (Сильный уклон в сторону стоимости должен повысить доходность и снизить риск.)
  • Исключите все фонды с нагрузкой. (Никогда не платите нагрузку!)
  • Проверьте коэффициент расходов. (Чем ниже, тем лучше. Но помните, что некоторые рынки стоят дороже, чем другие.)
  • Проверьте оборачиваемость портфеля. (Чем ниже, тем лучше).
  • Сравните доходность с соответствующим эталоном (бенчмарком), и конкурирующими фондами. Постарайтесь разобраться в любых отклонениях от эталона. (Всегда существует причина. Более высокая доходность означает более высокий риск. Например, лучшие фонды этого года имеют сильный перекос в акции новых технологий. В ближайшее время они могут легко превратиться в отстающих.)

Но что, если вы только начинаете? Что, если ваш бюджет сильно ограничен? Вы по-прежнему можете построить победный глобально диверсифицированный портфель с низким бюджетом. В то время как в портфеле на $1 млн. может быть 20 или более фондов, вы можете получить результат всего с 3 или 4 индексными фондами. Например, индексные фонды Schwab — крупных, малых и международных акций — были бы хорошим началом. Или Vanguard вышлет вам информацию об индексных фондах большинства мировых рынков. По мере роста вашего портфеля вы можете увеличить уклон в сторону малых компаний и стоимости. Позже добавьте развивающиеся рынки. Это просто примеры, есть много замечательных семейств фондов без нагрузки с очень низкими начальными взносами. Многие принимают взносы даже от $50.

Если вы совершаете текущие взносы на свой инвестиционный план после того, как уже создали хорошую основу, рассмотрите покупки в наиболее упавшие рынки. Например, в этом году я бы присмотрелся к Японии и Латинской Америке.

Просто сделай это!

Помните, не нужно быть идеальным, чтобы быть великим. Начинайте. Не ждите, пока достигнете совершенства. Оно никогда не придет, и вы будете ждать до тех пор, пока не станете старым и дряхлым. Если вам нужна система, которая заставит вас делать это, используйте автоматическое перечисление средств на инвестиционный счет. Для того, чтобы начать, нужен разумный план и дисциплина для его осуществления. Начните с малого и добавляйте новые части.

Используйте пенсионные планы, спонсируемые компанией (работодателем). Если выбор там далеко не идеален, выберите лучшее из возможного. Например, практически любой фонд акций роста в пенсионном плане, спонсируемом компанией, в долгосрочной перспективе окажется лучше, чем любые облигации или счета с гарантированной доходностью. Если планы компании предлагают фонды иностранных акций, акций стоимости, малых компаний или развивающихся рынков, используйте их. Если нет, то сбалансируйте план компании с вашим собственным инвестиционным планом таким образом, чтобы все вместе выглядело как ваше идеальное распределение активов.

Продолжение следует

Несмотря на то, что я — один из самых больших поклонников взаимных фондов, в этой отрасли есть ряд проблем, о которых вам нужно знать. Несмотря на недостатки, фонды без нагрузки — по-прежнему, лучшее из того, что есть вокруг. Но было бы ошибкой думать, что Уолл-стрит — это хор пай-мальчиков, даже если мы говорим о бизнесе взаимных фондов без нагрузки. Я покажу вам, на что нужно обращать внимание. Помните, что если все мы будем требовать лучшего, то получим его. Просто голосуя ногами, мы можем даже лучшие предложения сделать еще лучше! Это один из способов на самом деле привлечь внимание Уолл-стрит.

Есть много альтернатив фондам без нагрузки, и некоторые из них оставляют очень хорошее впечатление при рассмотрении их в качестве части сбалансированного портфеля. Мы обратим внимание также и на них.

Далее: Глава 17. Альтернативы фондам
Оглавление

 

Инвестиционные стратегии 21 века – 16. Радости выбора фондов: 20 комментариев

  1. Видимо опечатка: «взаимные фонды — это что-то типа прихоти, которая скоро выйдет _их_ моды»

  2. Да, конечно. Спасибо, поправил.

  3. А можно поподробнее про таблицу стилей Morningstar? Она только для актвино управляемых?

  4. Подробнее про стили Morningstar нужно читать на сайте morningstar.com — там слишком много информации, чтобы пытаться уложить ее в формат комментария.

    Индексные фонды распределить по стилям куда проще, чем активно управляемые — в зависимости от того, какой именно индекс они берут за основу.

  5. В абзаце перед «Продолжение следует» — или счета с гарантированной доходностьЮ.

  6. Сергей, спасибо большое за перевод — огромная и полезная работа. Прочитал по мере выхода каждой главы, теперь начал заново, медленнее и более обдуманно. Возникло несколько вопросов:
    1) Насколько прозрачно работают фонды в целом? Можно ли в любой момент времени посмотреть, какие акции и в каком объеме формируют фонд?
    2) Как продаются паи инвестиционных фондов (Vanguard, Schwab)? На бирже, напрямую, или через каких-то посредников? Есть ли на местном рынке (СНГ) инструменты для приобретения этих паев
    3) Насколько я понимаю, при приобретении паев фонда, возникает риск, связанный с благосостоянием самого этого фонда? То есть даже если рассматривать индексные фонды, как строительные блоки, то для глобально диверсифицированного портфеля нужно в каждый рынок вкладываться через разные фонды?

  7. 1) Относительно прозрачно. Я не знаю деталей по американскому рынку, в России подробная структура доступна только на конец каждого квартала. Но для индексных фондов информация по конкретному составу не так актуальна, поскольку известен состав индекса.

    2) Здесь есть важный нюанс: кому продаются? Гражданам России и СНГ покупка обычных американских взаимных фондов практически недоступна. Однако, доступны биржевые фонды — ETF (появившиеся уже после выхода книги Армстронга) при условии открытии счета у брокера, предоставляющего доступ на западные биржи. Вот это можно сделать дистанционно.

    3) Риск самого фонда стремится к нулю, поскольку фонд — просто мешок купленных активов. У фондов есть определенные инфраструктурные риски, но природа этих рисков обычно не имеет отношения к риску исчезновения активов.

    Вообще, по ETF и работе на западных площадках у нас обычно Сергей Наумов вебинары проводит, надеюсь, что и этой осенью сделаем.

  8. В Вашем курсе «управление личными финансами» есть глава, посвященная формированию инвестиционной стратегии. Там идет речь о среднегодовых доходностях 12-40%. Получается, что идея Армстронга — формирование портфеля не на основе акций конкретных компаний, а на основе индексных фондов — годится только для обеспечения себя на пенсии? Ибо красной нитью сквозь книгу проходит мысли о получении «разумной» доходности не больше 10%

  9. Курс «Управление личными финансами» писался 12 лет назад, в 2004 году, на фазе резкого роста российского фондового рынка, когда доходности в несколько десятков процентов годовых в год на фондовом рынке были нормой, и даже депозиты приносили до 20% и выше. Отсюда и такие цифры в примерах. В реальности нужно ориентироваться, конечно же, на среднеисторические цифры по мировым рынкам.

  10. В таком случае, думаю, не лишним будет добавить комментарии к курсу, что ориентироваться лучше на среднеисторические данные, дабы сбавить оптимизм обучающихся)

    И все таки, как лично Вы относитесь к идее формирования портфеля на основе взаимных фондов? У меня складывается ощущение, что финансовой независимости таким путем не достигнуть.

  11. Прекрасно отношусь. Как к основному способу достичь финансовой независимости, пригодному для массового непрофессионального инвестора.

    (Разумеется, с оговоркой, что не все фонды одинаково полезны, и их надо очень тщательно выбирать. Но это все и у Армстронга очень подробно описано, так что, надеюсь, Вы не примете мою оценку инструмента в целом за призыв покупать все подряд без разбора)

  12. А какую доходность может, по Вашему, принести такой портфель для массового непрофессионального инвестора? Ведь если таким способом можно достичь финансовой независимости, то либо подразумевается наличие большого начального капитала, либо большого временного горизонта, либо хорошей доходности, так?

    Допустим,
    ФН — финансовая независимость
    К — исходный капитал
    д -доходность портфеля
    n — количество лет,
    тогда получается

    ФН= К*(1+д)в степени n.

    Попытаюсь выразить реальными деньгами. Допустим, ФН = 500 000$ (что при консервативном распределении даст, при доходности, допустим 8%, 3 000$ в месяц). Тогда, результат будет достигнут при:
    1) к=23 000, д=8%, n=40 лет
    2) к=50 000, д=8%, n=30 лет
    3) к=107 000, д=8%, n=20 лет

    4) к=5 400, д=12%, n=40 лет
    5) к=16 600, д=12%, n=30 лет
    6) к=51 000, д=12%, n=20 лет

    7) к=1 300, д=16%, n=40 лет
    8) к=5 800, д=16%, n=30 лет
    9) к=25 700, д=16%, n=20 лет
    10) к=113 300, д=16%, n=10 лет

    Я делаю вывод, что для массового инвестора без большого наследства, для достижения финансовой независимости, получаемой при капитале 500 000$, портфель должен приносить хотя бы 16% в год. По Вашему, портфель «Армстронга» на основе индексных фондов способен на это?

  13. Просто единовременно вложенный когда-то капитал вряд ли приведет вас к финансовой независимости. На это не способен не только «Портфель Армстронга», но даже у «Портфеля Баффета» с этим могут возникнуть проблемы. :)

    В реальности нужно рассчитывать портфель с регулярными дополнительными взносами — там картина будет уже куда оптимистичнее.

  14. Здравствуйте, Сергей!
    Подскажите, пожалуйста, в России существует альтернатива индексным фондам без нагрузки? Спасибо!

  15. Совсем не понял вопрос. В США и в России доступны разные инструменты, которые устроены по-разному. Терминология также довольно сильно различается. Плюс за 20 лет с момента написания книги появились новые инструменты (например, те же ETF). Но что конкретно Вы хотели спросить, я не понял.

  16. Интересуют российские индексные фонды без «надбавки» и «скидки», с минимальным оборотом и низкой комиссией. На российском рынке есть такие «кирпичики» для формирования портфеля? Или, например, эффективней покупать акции, входящие в индекс, нежели использовать имеющиеся индексные фонды акций МБ?
    ETF — это в идеале, но они представлены пока только одной компанией, которая зарегистрирована не в РФ и постоянно на слуху с какими-то вопросами. Опять же достаточная ли у этих ETF ликвидность?
    Интересно ваше мнение.

  17. У нас есть пара десятков индексных ПИФов на индекс Московской биржи. Надбавки и скидки этих фондов зависят от суммы взноса и срока владения паями, при желании можно подобрать варианты, при которых надбавки и скидки будут нулевыми. Комиссии в среднем выше, чем в США, но можно найти вполне приемлемые варианты.

    Про ликвидность ETF —
    http://assetallocation.ru/etf-liq/

    Одно из преимуществ ПИФов перед самостоятельным формированием индекса — в льготах по налогам —
    http://assetallocation.ru/longterm/

    Вы, в общем, правильные вопросы задаете. :) Но, к сожалению, при таких широких формулировках ответ на них потянет где-то на книжку. :) Подробно я эти вопросы разбираю на 2-й части вебинара про «Портфель» (ближайшие вебинары планируются весной 2017 г.). Либо попытайтесь сформулировать более узкие и конкретные вопросы.

Добавить комментарий