Как Исаак Ньютон на своей шкуре познал финансовую гравитацию

newton_200Джейсон Цвейг
Источник: The Wall Street Journal
8 ноября 2017 г.
Перевод: Филипп Астраханцев, vc.ru

Был ли один из самых выдающихся учёных в истории также одним из самых неудачливых инвесторов?

В недавней колонке я отмечал, что убытки, которые понёс сэр Исаак Ньютон на спекуляциях акциями компании Южных морей в 1720 году, в сегодняшних деньгах превышают $3,6 миллиона. Также я процитировал высказывание, часто приписываемое Ньютону: «Я могу рассчитать движения небесных тел, но не безумие людей».

Эндрю Одлыжко, профессор математики в Университете Миннесоты, который подробно изучал историю маний на финансовых рынках, только что опубликовал исследование, в котором подробно анализирует результаты инвестиций Ньютона.

Оказывается, Ньютон благоразумно и успешно инвестировал в течение многих лет, диверсифицируя портфель между акциями и государственными облигациями. К началу 1720 года размер его инвестиций составлял 32 тысячи фунтов стерлингов (около 4,4 млн фунтов стерлингов или $5,7 млн на сегодняшний день).

Ньютон был не только одним из величайших в мире учёных, он был первопроходцем в финансах. Занимая должность мастера Королевского монетного двора, он заставил британское правительство перейти на золотой денежный стандарт с серебряного, учредил точный вес и размер чеканки монет и сурово наказывал фальшивомонетчиков.

Ньютон также одним из первых определил потенциал компании Южных морей — международной торговой фирмы, которая планировала реструктуризировать растущий долг британского правительства. По сведениям профессора Одлыжко, Ньютон начал покупать акции еще до июня 1712 года, меньше чем через год после основания компании.

Это было почти за восемь лет до того, как спекуляция на акциях компании превратилась в манию, которая накрыла как рядовых инвесторов, так и высшее общество, включая купцов, вдов и фермеров, поэта Александра Поупа и портретиста Сэра Готфрида Кнеллера, а также примерно три четверти членов парламента и даже королевскую семью Георга I.

Акции, котировки которых считались в процентах от номинальной цены, обвалились ниже двухсот фунтов стерлингов в марте 1720 года, поднялись до примерно тысячи фунтов стерлингов в июне и июле, но потом снова обвалились до двухсот в течение нескольких трагических недель 1720 года.

По оценке профессора Одлыжко, если бы Ньютон купил и держал акции компании Южных морей непрерывно с начала 1712 по 1723 годы, когда они стабилизировались после разрыва пузыря, его общая прибыль составила бы около 116%. Это примерно 6,5% годовых без учета дивидендов. Хороший результат для времён, когда долгосрочная доходность государственных облигаций составляла четыре-пять процентов.

Однако Ньютон не продержал акции всё это время.

Вместо этого Ньютон, у которого к 1720 году было десять тысяч акций компании Южных морей, продал восемь тысяч из них в апреле и мае по цене около 350 фунтов стерлингов за акцию, получив прибыль не менее 20 тысяч в той же валюте. В то время это была огромная сумма — примерно $4 млн в наше время.

Но после того, как Ньютон продал их, цена акций пошла почти вертикально вверх, достигнув 800 фунтов стерлингов в конце мая — начале июня 1720 года.

«Пузырь продолжал надуваться, и похоже, что он запаниковал», — пишет профессор Одлыжко о Ньютоне. Великий учёный, отбросив всю свою рациональность, вложил 26 тысяч фунтов стерлингов в акции компании Южных морей 14 июня 1720 года по цене около 700 фунтов стерлингов за единицу — вдвое дороже, чем он продал всего несколькими неделями ранее.

Хуже того, в конце августа, когда цена составляла около 750 фунтов стерлингов, Ньютон вложил еще тысячу фунтов стерлингов в инструмент, который можно сравнить с опционом, дававший ему право купить акции за тысячу каждую.
К этому времени Ньютон из предусмотрительного инвестора, распределявшего вложения по разным ценным бумагам, превратился в спекулянта, который засадил почти весь свой капитал в одну акцию. Великий ученый отчаянно гнался за высокой доходностью, подобно дневным трейдерам в 1999 году или многим покупателям биткоина в 2017 году.

Ньютон потерял ни много ни мало 77% его неудачных вложений или около 22 600 фунтов стерлингов согласно оценке профессора Одлыжко. Это примерно 3,1 миллиона фунтов стерлингов или $4,1 млн на сегодняшние деньги. Всего он потерял как минимум треть своего капитала.

Профессор Одлыжко обнаружил, что фраза «Я могу рассчитать движения небесных тел, но не безумие людей», которую обычно приписывают Ньютону, была впервые упомянута через несколько лет после его смерти, поэтому великий ученый мог этого никогда и не говорить.

Но как бы то ни было, автору закона всемирного тяготения стоило выучить и первый закон финансовой гравитации: за взлётом всегда следует падение, а за сильным взлётом — грандиозный обвал.

https://blogs.wsj.com/moneybeat/2017/11/08/isaac-newton-learned-about-financial-gravity-the-hard-way/
https://vc.ru/29400-kak-isaak-nyuton-na-svoey-shkure-poznal-finansovuyu-gravitaciyu

Как Исаак Ньютон на своей шкуре познал финансовую гравитацию: 2 комментария

  1. Сергей, зная Ваше критичное отношение к криптовалюте, все же спрошу, неужели если в портфель состоящий из акций, облигаций, драгметалла и денежный средств, добавить несколько процентов криптовалюты (вместо части денежный средств), он станет для долгосрочного инвестора, условно, «хуже» такого же портфеля, но без оной?

  2. На мой взгляд, это примерно то же самое, что в портфель добавить несколько процентов «билетов МММ». Станет ли портфель от этого хуже — подумайте сами.

    Если не вдаваться суть и надежность криптовалют (это не инвестиции вообще), отмечу, что как минимум криптовалюты не удовлетворяют требованиям к активам, которые предъявляются в asset allocation — не имеют долгосрочной истории, не имеют стабильных характеристик риска и доходности, допускают резкое падение стоимости без перспектив восстановления.

    Это если подходить чисто формально и не учитывать многие другие риски (законодательные, криминальные, технологические, риски утраты ликвидности и многие другие).

Добавить комментарий