Мэдофф: не позволяйте Уолл-Стрит обмануть вас, как это сделал я

buratino150Sital S. Patel
Источник: MarketWatch
Перевод: Записки инвестора

«Если инвестиции выглядят слишком хорошо, чтобы быть правдой, то так и есть» — говорит архитектор схемы Понци.

Регуляторы рынков ценных бумаг недостаточно оснащены для контроля финансовых рынков, хедж-фонды представляют опасность для рынка, а преступники обманывали инвесторов с незапамятных времен, и не собираются останавливаться в обозримом будущем. Таковы лишь некоторые из замечаний, сделанные Бернардом Мэдоффом в недавнем интервью о том, являются ли финансовые рынки честными, и как розничные инвесторы могут обезопасить себя от таких мошенников, как он.

В интервью он рассказал о десятилетиях уклонения от контроля со стороны беззубых регуляторов и доверчивых клиентов и сказал, что розничные инвесторы являются наименее информированными участниками рынка.

После многих лет гонки в попытке оставаться на шаг впереди властей, у Мэдоффа есть несколько идей о том, как рынок может стать более справедливым для розничных инвесторов. Среди них: Комиссия по ценным бумагам и биржам должна быть доукомплектована, хедж-фонды должны регистрироваться, брокерские компании должны иметь независимые депозитарии.

Мэдофф, организовавший крупнейшую за 150 лет финансовую пирамиду в истории, обманул своих клиентов на миллиарды долларов и десятилетиями обманывал регуляторов, прежде чем его поймали, судили и посадили в тюрьму.

В соответствии с приговором, Мэдофф находится в тюрьме строгого режима Федерального Исполнительного Комплекса в городе Burtner, штат Северная Каролина. После пяти лет за решеткой, на встрече с MarketWatch, он выглядит дружественным, непринужденным и здоровым, несмотря на клиническое ощущение тюрьмы.

Во время двухчасовой беседы, Мэдофф говорил о старых добрых временах на Уолл-Стрит, о дружеских встречах с такими людьми, как бывший министр финансов и главный исполнительный директор Goldman Sachs Боб Рубин, и бывший глава Комиссии по ценным бумагам и биржам Артур Левитт.

В тюрьме Мэдофф лишен доступа к интернету и получает новости с экрана телевизора, доступ к которому он делит с двух часов дня до полуночи с 60 другими заключенными. Бывшая птица высокого полета теперь проводит свои дни, обслуживая телефонную и компьютерную систему тюрьмы, и говорит, что его сокамерники называют его «директором по связям с общественностью».

MarketWatch побеседовал с Мэдоффом о том, как инвесторы могут ориентироваться в ловушках Уолл-Стрит и избежать мошенничества. Ниже — отредактированная версия разговора MarketWatch с Мэдоффом.

MarketWatch: Вы работали с одними из самых элитных финансовых фирм Уолл-Стрит. Что изменилось в них с тех пор, когда вы организовали финансовую пирамиду?

Бернард Мэдофф: Индивидуальный инвестор — это последний человек, который имеет какую-либо информацию. Средние инвесторы соперничают с профессиональными финансовыми компаниями, хедж-фондами и профессиональными трейдерами, и они просто панически боятся рынка.
MW: Вы утверждаете, что частный инвестор сталкивается с недобросовестной рыночной средой. Что можно сделать, чтобы выровнять условия игры?

Б.М.: SEC (Комиссии по ценным бумагам и биржам США – прим. С.С.) требуется больше ресурсов для защиты инвесторов. Она весьма недокапитализирована, и не имеет денег, чтобы нанять нужных людей. В основном, это полигон, со временем люди приобретают квалификацию и уходят работать в частные фирмы. Они не поймали меня, потому что их осведомитель, Гарри Маркополос, вел их по неправильному пути. Он был идиотом.

MW: Хедж-фонды играют все более важную роль на рынке, но вы указываете, что они могут напугать индивидуальных инвесторов.

Б.М.: Хедж-фонды представляют опасность для рынка и должны быть зарегистрированы. Основной порок Уолл-Стрит в том, что хедж-фонды освобождаются от регистрации, если содержат менее $100 млн. Мы не регистрировались в SEC до 2006 года. С 2006 по 2008 год, когда меня поймали, у меня ни разу не были инвестиционные советники инспекции SEC. Они должны делать это раз в два года. Если бы у меня прошла инспекция, меня поймали бы раньше.

MW: А как насчет крупных брокерских контор и консультантов?

Б.М.: Брокерские конторы и консультанты должны иметь независимые депозитарии, правительство должно было заставить меня хранить средства в независимом депозитарии. Средства клиентов должны храниться в независимых депозитариях. Если бы это было, меня поймали бы давно. Если бы надо мной был контроль со стороны SEC, они бы увидели, что мои средства в депозитарии не соответствуют остаткам на моих счетах, и я был бы пойман. Брокерские и инвестиционные компании должны держать деньги в номинальном управлении в депозитарии. Депозитарии производят аудиторские проверки средств. Аудиторы проводят выборочные проверки с брокерскими фирмами или бухгалтерами. Это не было сделано в моем случае. Если бы это было сделано, меня бы поймали гораздо раньше.

MW: Какие крупные бухгалтерские фирмы здесь подойдут?

Б.М.: Бухгалтерские фирмы должны иметь аудит других бухгалтерских фирм. Каждый должен требовать, чтобы бухгалтерских фирм проверялись своими коллегами, которые убедились бы, что аудит выполнен правильно. Но эти фирмы оправдываются конкуренцией, чтобы избежать надзора. Если бы бухгалтерские фирмы проводили надлежащий аудит друг друга, большая часть мошенничества, в том числе и мое, была бы раскрыта.

MW: Где в наше время самое надежное и безопасное место, чтобы вложить деньги с наименьшим риском для мошенничества?

Б.М.: Наилучшее решение для среднего инвестора — положить деньги в индексный фонд. У фондов такого типа низкие комиссионные тарифы и более профессиональное руководство. Это самое безопасное и наименее вероятным местом, где вы можете попасться на удочку. Если вы хотите держать деньги в брокерских фирмах, выбирайте крупные публичные компании. Скорее всего, они будут проходить надлежащие процедуры и соответствовать требованиям. Если бы контролирующие органы проверяли мою фирму, они поймали бы меня раньше. Таким образом, вы можете защититься от риска потери денег. Либо положите деньги в паевые инвестиционные фонды, которые достаточно велики, чтобы защитить инвесторов.

[Мэдофф избегал подачи информации в SEC о средствах своих фондов, продавая их перед сроками подачи декларации. Мэдофф также отвергал призывы к внешнему аудиту «по соображениям секретности», заявляя, что это в исключительной компетенции ответственного сотрудника фирмы.]

Если вы не принимаете риск, вам лучше купить муниципальные облигации и облигации правительства. Но вы получите 2,5% годовых, что ниже уровня инфляции. Если вы не уверены, то положите деньги на сберегательный счет; по крайней мере это лучше, чем потерять деньги, безопасно от мошенничества.

MW: Что если фирма говорит, что инвестиции слишком сложны для понимания?

Б.М.: Уолл-стрит – это не так уж и сложно. Если вы спросите среднестатистический хедж-фонд, или инвестиционную компанию, как они делают деньги, то они ничего вам не скажут. Большинство людей думают, что это слишком сложно для понимания. Вы должны задавать хорошие вопросы, и, если вы чего-то не понимаете, пусть ваш бухгалтер задает вопросы.

Если вы чего-то не понимаете, то не инвестируйте в это. Люди все время спрашивают меня, как я это делаю, я отказывался им отвечать, и все они инвестировали со мной. Мои инвесторы были людьми достаточно умными, чтобы понять, что происходит, но все они инвестировали со мной без каких-либо объяснений. Вы должны понимать суть. Если вы не понимаете инвестиций, то никогда не вкладывайте деньги.

MW: Как индивидуальному инвестору узнать Уолл-Стрит, и как это работает?

Б.М.: Читайте хорошие книги. Вы должны заниматься самообразованием. Люди очень доверчивы. Обман инвесторов происходит с незапамятных времен, и я не думаю, что этому наступит конец. Используйте квалифицированных консультантов. Когда-то были зарегистрированные советники, образованные и квалифицированные по различным финансовым вложениям. У нас этого больше нет. Самая большая опасность, которая может произойти — это когда советники заинтересованы в том, чтобы направить инвесторов по тому или иному пути, чтобы получить большее вознаграждение.

MW: Ваши клиенты получали стабильную доходность в течение многих лет. Никто не понимал, что это была схема Понци, пока не наступил финансовый кризис, и клиенты не потребовали вернуть им деньги. Каким образом инвесторы могут обнаружить подобное мошенничество?

Б.М.: Если это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, то так и есть. Одна из вещей, которая позволяла мне делать то, что я делал, заключается в том, что мне слишком много доверяли. У меня было и 11% и 12% доходности, что было не так уж и необычно в то время. Поскольку никто не спрашивал меня, я мог продолжить игру.

MW: Как убедиться, что ваши деньги действительно там, куда вложены?

Б.М.: Периодически требуйте свои деньги обратно. Что инвесторы должны делать, так это периодически требовать свои деньги обратно, будь то в хедж-фондах или других инвестиционных фирмах. Они будут пытаться остановить вас, утверждая, что вы не сможете вернуться, если заберете деньги, но у вас, вероятно, всегда будет возможность вернуться обратно. Требуйте возврата всех ваших денег примерно каждые два года, чтобы убедиться в правильности. Если мои клиенты делали это со мной, меня поймали бы раньше.

Добавить комментарий