Инвестиции и спекуляции

specul_invest_200Джейсон Цвейг
Комментарии к книге Бенджамина Грэхема «Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию»

Причиной всех человеческих несчастий является одно:
незнание того, как оставаться спокойным.
Блез Паскаль

Как вы думаете, почему брокеры Нью-йоркской фондовой биржи всегда радуются, услышав сигнал об окончании рабочего дня, — независимо от того, как вел себя рынок? Дело в том, что свои деньги, торгуя акциями для вас, они зарабатывают всегда, независимо от того, заработали вы на этих операциях или нет. Занимаясь спекуляцией вместо инвестиций, вы уменьшаете шансы увеличить свое благосостояние и увеличиваете шансы разбогатеть для других.

Определение инвестиционной деятельности, сформулированное Грэхемом, является очень четким: “Инвестиционная деятельность означает, что инвестор на основании серьезного анализа предусматривает как возмещение вложенного капитала, так и получение соответствующего дохода. Операции, которые не отвечают этим требованиям, являются спекулятивными”.

Обратите внимание на то, что инвестиционная деятельность, по Грэхему, состоит в равной степени из трех основных элементов:

  • вам следует со всей серьезностью проанализировать положение дел в компании и соответствующей отрасли, прежде чем покупать ее акции;
  • вы должны со знанием дела защищать вложенный капитал от серьезных убытков;
  • вам следует стремиться к “адекватному”, а не сверхъестественному, результату.

Инвестор рассчитывает стоимость акций, основываясь на стоимости бизнеса компании. Спекулянт же покупает акции, рассчитывая на то, что их курс вырастет из-за того, что кто-то еще готов заплатить за них большею цену. Как в свое время определил Грэхем, инвестор выводит “рыночную цену акций на основании определенных правил (стандартов) определения их стоимости”, в то время как спекулянты “основывают свои стандарты оценки акций на их рыночных ценах”.

Для спекулянта непрерывный поток котировок акций является необходимым, как кислород, его перекрытие равносильно смерти. Для инвестора значение рыночной стоимости акций, которую Грэхем называет “котировочной”, не столь важна. Грэхем советует инвестировать только в том случае, если вы будете уверенно чувствовать себя при владении этими акциями, даже если у вас нет возможности получать ежедневную информацию о стоимости акций.

Как игра в казино или ставки на скачках, спекуляция на рынке может быть увлекательной или даже прибыльной (если вам повезет поймать удачу). Но это самый худший из возможных способов стать состоятельным человеком.

Это объясняется тем, что фондовая биржа, подобно игорным домам в Лас-Вегасе или ипподромам выстраивает шансы игроков таким образом, что в результате в выигрыше оказывается заведение, а не игрок, пытающийся взять вверх с помощью спекулятивной игры.

С другой стороны, инвестирование можно рассматривать как особенный случай игры в казино — такой, в котором в итоге вы не можете проиграть, поскольку играете только по правилам, которые поворачивают события в вашу пользу. Инвесторы зарабатывают деньги для себя, а спекулянты – для своих брокеров. Это, в свою очередь, объясняет, почему фондовая биржа постоянно недооценивает преимущества инвестиционной деятельности и превозносит безвкусные проявления спекуляции.

Опасен на высокой скорости

Ошибочно, как предупреждает Грэхем, смешивать спекуляцию и инвестиции. В 1990-х такая ошибка привела к значительным потерям на фондовом рынке. Казалось, что почти все его участники в один момент потеряли терпение, и Америка стала Нацией Спекулянтов, населенной торговцами, которые бросались от одних акций к другим подобно кузнечикам на сенокосе в августе.

Люди начали верить в то, что для подтверждения справедливости методов (техники) инвестиционной деятельности достаточно просто убедиться в том, что они “работают”. Если на протяжении какого-либо периода удавалось достичь лучших результатов, чем показывал рынок, вне зависимости от того, насколько опасными или бессмысленными были методы работы на фондовом рынке, то люди хвастались тем, что были “правы”. Но рассудительный инвестор не заинтересован в том, чтобы доказывать свою правоту в краткосрочном периоде. Среди подходов, которые стали массовыми при проведении операций на фондовом рынке 1990-х годов, можно назвать следующие:

  • внутридневная торговля (дэй-трейдинг),
  • игнорирование диверсификации,
  • создание “быстрых” взаимных инвестиционных фондов,
  • использование различных “систем” для выбора акций.

И всем казалось, что они “работают”. Но эти методы торговли акциями были бесполезными для долгосрочного инвестирования, поскольку не отвечали ни одному из трех критериев Грэхема, определяющих суть инвестиционных операций с акциями.

Чтобы убедиться в том, что временное достижение высоких уровней доходности ничего не доказывают, представим себе пункты А и Б, расстояние между которыми составляет 150 км. Если я еду со скоростью 75 км. в час, я могу проехать это расстояние за два часа. Но если скорость будет составлять 150 км. в час, то я, конечно же, смогу добраться в конечный пункт всего лишь за один час. Если я попробую проехать “с ветерком” и выживу, буду ли я при этом “прав”? Нужно ли вам пытаться поступать также после того, как вы услышите мое хвастовство по поводу того, что мой метод “работает”?

Хвастливые приемы победы над рынком являются чем-то подобным: на краткосрочных отрезках времени и при вашем везении, они срабатывают. Но со временем они способны вас уничтожить.

В 1973 году, когда Грэхем в последний раз готовил новое издание “Разумного инвестора”, коэффициент годового оборота Нью-йоркской фондовой биржи составлял 20%. Это означает, что в среднем время владения акциями составляло пять лет. К 2002 год коэффициент оборота достиг 105% — то есть время владения акциями сократился до 11,4 месяца. Вернемся к 1973 году, когда средний взаимный инвестиционный фонд владел акциями около трех лет; и сравним это значение с 2002 годом, когда период владения сократился лишь до 10,9 месяца. Со стороны это выглядит таким образом, что управляющие взаимными фондами, которые по долгу службы призваны тщательно изучать инвестиционные качества акций перед их покупкой, спустя непродолжительное время после их покупки решили, что им не стоило этого делать. Поэтому они быстро “сбрасывают” недавно купленные акции, и все идет по новому кругу.

Даже наиболее уважаемые компании по управлению капиталом свое время обуревало беспокойство. В начале 1995 года у Джефри Виника (Jeffrey Vinik), управляющего Fidelity Magellan (в дальнейшем самого крупного в мире взаимного инвестиционного фонда) 42,5% активов были вложены в акции высокотехнологических компаний. Виник заявлял, что большинство акционеров его фонда “вложили деньги в инвестиционный фонд, преследуя долгосрочные цели… Я думаю, их цели совпадают с целями нашего фонда, поскольку они так же, как и я, полагают, что долгосрочный подход является наилучшим вариантом”. Но через шесть месяцев после этих великодушных слов Виник продал почти все акции высокотехнологических компаний, высвободив почти 19 миллиардов долларов за восемь сумасшедших недель. Не слишком уж много для “долгосрочного периода”! И в 1999 году брокерское подразделение компании Fidelity подталкивал своих клиентов торговать ценными бумагами везде и в любое время, используя карманные компьютеры — что вполне соответствовало новому девизу фирмы: “С учетом каждой секунды” (“Every second counts”). В качестве примера посмотрим на оборачиваемость акций ряда компаний в рамках торговой системы NASDAQ.

Средняя доходность инвестиций в акции, представленных на этом рисунке, составила в 1999 году 1196,4%. Однако, в 1999 году акции компании Puma Technology, к примеру, переходили из рук в руки в среднем каждые 7,2 дня. Несмотря на впечатляющий девиз торговой системы NASDAQ — “Фондовый рынок следующих столетий” (“The Stock Market of the Next Hundred Years”) — многим из ее участников с трудом удавалось владеть акциями на протяжении ста часов.

Финансовая видеоигра

Финансовые компании рекламируют систему онлайновой торговли ценными бумагами как прямой путь к быстрому богатству. Специализирующаяся на электронной торговлей акциями компания Disciver Brokerage (подразделение почтенной брокерской фирмы Morgan Stanley) создала телевизионную рекламу, в которой водитель грязного грузовика подвозит преуспевающего служащего. Увидев фотографию тропического пляжа на приборной доске, служащий спрашивает: “Как провели отпуск”? “По правде говоря, это мой дом”, — отвечает водитель. “Похоже на остров”, — замечает служащий. С тихим триумфом водитель отвечает: “И знаете, – это мой остров”.

Такая пропаганда продолжалась и дальше. Торговля в режиме онлайн не требует усилий и размышлений. В телевизионной рекламе компании Ameritrade, онлайнового брокера, были показаны две домохозяйки, вернувшиеся с утренней пробежки; одна включает компьютер, щелкает мышкой несколько раз и говорит: “Думаю, я заработала около 1700 долларов”! В телевизионной рекламе брокерской фирмы Waterhouse некто спрашивает капитана баскетбольной команды Фила Джексона (Phil Jackson): в дальнейшем положение кардинально изменилось. Потери их владельцев составили в среднем 79,1% в 2000 году, 35,5% в 2001 году и 44,5% в 2002, что разрушило все заработанное ими ранее. “Ты знаешь о торгах?”. На что он отвечает: “Я собираюсь как раз этим заняться”. (Во скольких играх NBA одержит победу команда Джексона, если он разрекламирует эту философию на всю страну? Как бы то ни было, но ничего не зная о других командах, но заверяя “Я готов играть с ними хоть сейчас” не серьезно рассчитывать на чемпионский титул).

В 1999 году, по крайней мере, шесть миллионов человек принимали участие в электронных торгах ценными бумагами — и примерно десятая часть из них занимались дэй-трейдингом, используя возможности Интернет для мгновенной покупки и продажи акций. Каждый из них, начиная с великой Барбры Стрейзанд (Barbara Streisand) до Николаса Бирбаса (Nicolas Birbas), 25-летнего бывшего официанта Queens в Нью-Йорке, торговля акциями с молниеносной быстротой. “Прежде, — смеялся Бирбас, — я вкладывал инвестиции на долгосрочной основе и пришел к выводу, что это неумно”.

Теперь Бирбас перепродает акции до 10 раз в день и предполагает зарабатывать 100000 долларов в год. “Я не могу видеть красные чернила (т.е. записи о падении котировок – прим. научн. ред.) в моих финансовых записях, — заявила Стрейзанд в интервью журналу Fortune. — Я по гороскопу телец, потому и реагирую на красный цвет. Если я вижу красные чернила, я быстро продаю свои акции”.

Просмотр текущих данных по акциям в барах и парикмахерских, на кухнях и в кафетериях, на остановках такси, с помощью финансовых веб-сайтов и финансовых телепрограмм превратил фондовый рынок в постоянную национальную видеоигру. Население страны ознакомлено с деятельностью фондового рынка, как никогда раньше. К сожалению, несмотря на то, что люди тонут в данных, знаний при этом не прибавляется. Акции становятся вдвое дороже изначальной стоимости компании только благодаря тому, что им удается засветиться на телевизионном экране или на экране компьютера. Только это мелькание приводит к росту, и ничего больше.

20 декабря 1999 года компания Juno Online Services представила на общее рассмотрение новаторский бизнес-план, цель которого состояла в том, чтобы потерять как можно больше денег. Компания Juno объявила, что она с этого времени предлагает все услуги для своих небизнес-клиентов бесплатно — никакой платы за пользование почтой, бесплатный доступ в Интернет. К тому же она израсходует миллионы долларов больше на рекламу, начиная со следующего года. После этого заявления о корпоративном харакири стоимость ее акций увеличилась с 16,375 доллара до 66,75 доллара буквально за два дня.

* 12 месяцев спустя цена акции упала до 1,093 доллара.

Почему вам скучно изучать, является ли бизнес прибыльным, или какие товары и услуги производит компания, или кто возглавляет ее, или даже как называется компания? Все, что вам нужно, — знать биржевой код (тикер) акций: CBLT, INKT, PCLN, TGLO, VRSN, WBVN.

В конце 1998 года акции крошечной строительной компании Temco Services, операции с которыми проводились очень редко, в буквальном смысле слова в течение минуты подскочили в цене в три раза до рекордного значения. Почему? Из-за неспособности читать финансовые показатели тысячи торговцев купили Temco по ошибке, спутав тикер TMCO с тикером компании Ticketmaster Online (TMCS), Интернет-компании, акции которой в этот день впервые стали доступны для публичной продажи.

Оскар Уайльд (Oscar Wilde) как-то сказал, что циник “знает цену всему и ничего не ценит”. В соответствии с этим определением фондовый рынок всегда циничен, но в конце 1990-х он шокировал бы и самого Оскара. А как еще мы можем относиться к тому факту, что высказывания отдельных людей о цене акций могут удвоить ее даже в том случае, если стоимость бизнеса никак не исследовалась. В конце 1998 года Генри Блоджет (Henry Blodget), аналитик компании CIBC Openheimer, предупредил, что “как и в случае с остальными акциями Интернет-компаний, оценка является скорее искусством, чем наукой”. Затем, анализируя возможные перспективы, он высказал мнение о том, что “прогнозируемая цена” акций Amazon.com вырастет с теперешних 150 до 400 долларов. Рост курса акций Amazon.com составил в тот день, когда это мнение стало известным рынку, 19% и, несмотря на протесты Блоджета, что он давал прогноз на год, целевой ориентир в 400 долларов был достигнут спустя три недели. Год спустя Вальтер Печик (Walter Piecyk) аналитик компании Paine Webber, огласил свой прогноз роста курса акций компании Qualcom до 1000 долларов в течение 12 месяцев. Курс акций — рост которого и так составил 1842% за 1999 год — увеличился еще на 31% в этот день, таким образом, составив 659 долларов за акцию.

* В 2000 и 2001 годах акции Amazon.com и Qualcom потеряли соответственно 85,8% и 71,3% своей стоимости.

Добавить комментарий