Уильям Бернстайн: Если сможете – 3

if-you-can_200Уильям Бернстайн
«Если сможете.
Как поколение 2000-х может понемногу разбогатеть»
Перевод: Записки инвестора

Препятствие номер два:
Финансы – это не ракетостроение, но вам лучше в них все-таки разбираться.

Знаете ли вы разницу между акцией и облигацией? Возможно да, а возможно и нет, но напомнить не помешает.

Например, вы начинаете бизнес. Деньги он начнет приносить немного позже, а затраты есть сразу, поэтому деньги вам нужны наперед.

Вы можете получить эти деньги двумя путями: вы можете занять их у родственников, друзей или в банке, либо вы можете продать долю в бизнесе другу или родственнику. Например, если ваш брат станет совладельцем, он получит также право на половину всей будущей прибыли компании.

Ничто не мешает вам пойти сразу двумя путями, и так на самом деле и поступает большинство крупных корпораций. Если вы делаете и то и другое, и при этом легально, то сначала вы должны будете выплачивать проценты за заемный капитал и тело долга. И лишь после этого, и после того, как вы покрыли все возникающие затраты, вы можете заплатить себе и своему брату.

У вас с братом есть «остаточное право собственности» на бизнес. Тогда и только тогда, когда вы расплатились со всеми кредиторами и вычли все затраты – только после этого вы получаете деньги. С точки зрения инвестора доля в компании (акция), намного более рискованна, чем кредит вашему бизнесу (облигация), поэтому акция предполагает большую ожидаемую доходность на капитал, чем облигация.

Термин «ожидаемая доходность» вызывает много разочарования среди инвесторов-новичков. Это только то, что ожидается, т.е. это средний результат; риск – это вероятность того, что реальность до него не дотянет. При игре в орлянку, когда вы получаете доллар за выпадение «орла» и ничего за выпадение «решки», ожидаемая доходность равна пятидесяти центам, но есть еще и риск 50/50 не получить ничего.

Вот хороший способ поразмыслить над связью ожидаемой доходности и риска. Вы скорее предпочтете гарантированные пятьдесят центов за каждое подбрасывание монетки, чем шанс 50/50 получить доллар или ничего. На самом деле, многие люди даже предпочтут гарантированные сорок центов; и лишь при двадцати или тридцати центах твердого дохода человек предпочитает все-таки подбросить монетку; эта та черта, при которой более высокая ожидаемая доходность адекватно соответствует 50%-ному шансу не получить ничего. (Экономисты используют примеры, вроде этого, чтобы оценить нетерпимость к риску. Человек, который не возьмет ни на пенни меньше 50 центов, чтобы избежать подкидывания монетки, имеет нулевую нетерпимость к риску. Человек, который готов взять 10 центов, только бы не бросать монетку, имеет высокую нетерпимость к риску. Этот пример – хороший простой способ выяснить вашу нетерпимость к риску, вот так просто – насколько высокий риск вы готовы принять.)

Другими словами, владение облигацией не несет иного потенциала, кроме полной выплаты процентов и тела долга, поэтому вложения в облигации относительно безопасны; с другой стороны, акции должны иметь неограниченный потенциал прибыли (роста стоимости), чтобы компенсировать риск, принимаемый их владельцами. Опять же другими словами, если бы акция и облигация имели одинаковый риск, никто не держал бы облигации из-за их потенциально ограниченной доходности; и наоборот, если бы акции и облигации имели одинаковую доходность, никто не захотел бы владеть акциями с их высоким риском.

Это приводит нас к одному важному моменту, который редко осознают даже искушенные инвесторы: интересы акционеров, готовых пойти на оправданный риск ради более высоких прибылей, и интересы владельцев облигаций (ну или, в случае мелкого бизнеса, людей, одалживающих ему деньги), сильно различаются, и что голосовать будут именно владельцы акций, а не облигаций. Именно поэтому одалживание денег бизнесу – покупка корпоративных облигаций – в целом, плохая идея, и лучше ограничить ваши вложения в облигации теми, которые предлагает государство.

Насколько рискованны акции? Вы даже не представляете! Во время Великой Депрессии акции потеряли в цене в среднем 90%; за время последнего кризиса – порядка 60%. Даже если вы думаете, что способны вынести такой риск, подумайте еще раз. Одно дело – представить временную потерю 60% или даже 90% ваших сбережений, реальный же опыт переживания этого огорчает несопоставимо больше. Как сказал Фред Швед, один из самых проницательных инвестиционных обозревателей (и определенно самый забавный):

«Есть вещи, которые невозможно адекватно объяснить девственнице словами или картинками. Так же никакое описание не может даже приблизительно описать чувство, возникающее при потере действительно большого количества денег, которыми вы раньше обладали»

Можно ли предсказать, когда будут происходить такие обвалы, и избежать их? Даже не думайте об этом: за прошедшие 80 лет никто, на самом деле никто, не сделал это достаточно точно. Так же, как сломанные часы дважды в день показывают правильное время, многие предсказывали единичные периоды медвежьего рынка, но их способность предсказывать будущее скорее напоминает угадывание, а не умение.

Можно ли найти управляющего фондом или советника, который способен обыгрывать рынок? Опять же – нет: десятилетия исследований показали, что управляющие, показывающие выдающиеся результаты на определенном отрезке времени, показывали заурядные результаты позже. (За последние 10 лет даже Уоррену Баффету не удалось превзойти доходность рынка на какую-либо значимую величину).

Самый простой способ понять инвестиционное «умение», это представить себе стадион, на котором 10’000 людей. Вначале все встают и подбрасывают монетку: «орел» – человек продолжает стоять, «решка» – садится. Теория вероятности гласит, что после 10 бросков около 10 человек все еще продолжат стоять. Есть ли у них умение подбрасывать монетку? Конечно, нет. Яркой иллюстрацией этого феномена может служить портфельный управляющий Уильям Миллер, чей фонд Legg Mason Value Trust обгонял по доходности индекс акций S&P 500 на протяжении пятнадцати лет подряд, пока не потерял все накопленное перед индексом преимущество за три коротких года.

Задумайтесь вот о чем. Допустим, вы можете угадывать движения рынка и успешно отбирать акции. Станете ли вы печататься в газете, рассказывать людям о ваших идеях по телевизору, управлять фондом или, ха-ха, работать брокером? Конечно же, нет. Вы займете столько денег, сколько сможете, поставите их на свои идеи, и отправитесь на пляж. (Вы также можете управлять хедж-фондом, и использовать все прибыльные идеи в свою пользу, а убыточные оставлять для клиентов). Так или иначе, есть только два типа инвесторов: те, кто не знает, куда пойдет рынок, и те, кто не знает, что они этого не знают. В реальности есть еще и третий тип: те, кто не знает, но чьи доходы зависят от того, насколько знающими они выглядят.

Если и это вас не убеждает, задумайтесь об инвестициях вот в каком ключе: когда вы покупаете или продаете акции, тот, кто находится на другой стороне сделки, человек или фирма, у которых вы их покупаете или которым продаете, почти наверняка носят имя Goldman Sachs или Fidelity. И это еще в лучшем случае. Тогда каков же худший? Торговля с инсайдером, который знает о своей компании больше, чем 99,9999% других людей на планете. Торговля акциями или облигациями похожа на игру в теннис с невидимым противником. Почти всегда им оказывается одна из сестер Уильямс.

Если бы я захотел описать все финансы в одном предложении, я бы сказал: если вы хотите больших прибылей, то должны уметь с невозмутимостью выдерживать огромные потери; а если вы желаете безопасности, то должны выдерживать низкую доходность. В конце концов, остается только два вида активов: рискованные (высокое вознаграждение за высокий риск, они называются акциями) и те, что в финансах называются «безрисковыми» (низкий риск и низкая прибыль, такие как краткосрочные государственные облигации, депозиты или фонды денежного рынка). Задача номер один для инвестора – определить оптимальное сочетание этих двух активов. Например, портфель из трех фондов, описанный в начале брошюры, сочетает в себе 2/3 рискованных активов и 1/3 безрисковых.

В то время как почти невозможно определить доходность рынка акций или облигаций на завтра или на год вперед, это несложно сделать для длительного промежутка времени. Во-первых, государственные облигации. 30-ти летняя государственная облигация обещает примерно 3,6%. Это довольно точная оценка ее доходности за следующие 30 лет. Однако, это номинальная доходность, а как я вам говорил, вы должны мыслить в терминах реальной доходности. Кстати, Казначейство США также предлагает облигации, защищенные от инфляции (TIPS), которые имеют реальную доходность 1,4% плюс возврат основного долга, растущего время от времени вслед за инфляцией. Поэтому ожидаемая реальная доходность 30-ти летней облигации это… 1,4%.

С акциями лишь немногим сложнее. Акции США на данный момент выплачивают 2% дивидендов, иностранные акции – около 3%. Это реальная доходность, исторически реальная дивидендная доходность растет примерно на 1,5% в год. Цена акции должна расти равномерно каждый год в соответствии с выплачиваемыми дивидендами и их ростом, поэтому реальная доходность акций должна быть равна сумме текущей доходности и прироста – вот и все, для акций США это 2% доходности +1,5% прироста, или всего 3,5%, для иностранных акций это 4,5% (3% дивидендов и 1,5% роста).

Таким образом, портфель состоящий на 2/3 из акций и 1/3 из облигаций должен иметь ожидаемую реальную доходность порядка 3%, вот откуда идет совет откладывать по 15% с возраста 25 лет. Многие молодые люди знакомы с Microsoft Excel, поэтому я разместил в интернете таблицу, показывающую эффект изменения размера откладываемых средств и ставок прироста капитала после 20, 30 и 40 лет по адресу www.efficientfrontier.com/files/savings-path.xls. Цель игры – накопить запас средств на двенадцать лет (ячейки H12 и H16), который вкупе с государственной пенсией обеспечит достаточный уровень жизни. Почему именно 12 лет? Обычный человек должен накопить капитал, которого хватит на 25 лет, и я предполагаю, что половину вы получите от государства.

Достаточно для введения в основы финансы. Вот следующая книга – Джек Богл «Взаимные фонды с точки зрения здравого смысла» (“Common Sense on Mutual Funds”), возможно лучшее введение в основы финансов, которое было написано.

Закончу этот раздел еще одной мыслью. Я горжусь тем, что знаком с Джеком, но он также является основателем Vanguard Group, которая на данный момент является крупнейшей управляющей компанией мира. Сорок лет назад он принял судьбоносное решение – передать управление компанией в руки пайщиков взаимных фондов. Иными словами, когда вы покупаете фонды группы Vanguard, вы становитесь совладельцем компании, которая их предлагает. Поскольку компанией владеют сами пайщики, у нее нет цели наживаться на повышенных комиссиях или скрытых расходах.

Это единственная управляющая компания, для которой это справедливо; когда вы вкладываете средства в любой другой фонд, вы не становитесь собственником управляющей компании, поэтому реальные собственники – акционеры или частные инвесторы самой компании – заинтересованы в том, чтобы держать комиссии высокими.

Соответственно, комиссии фондов Vanguard самые низкие в отрасли, и я рекомендую эту компанию большинству инвесторов, вне зависимости от того, сколько у них денег: несколько тысяч долларов или сотни миллионов. Меня даже небезосновательно называли «подсадной уткой» Vanguard; что ж, если владеть собственной управляющей компанией и платить комиссию за управление «ниже некуда» означает быть подсадной уткой, то я признаю себя виновным.

Джек Богл, к слову не бедный человек, мог многократно стать миллиардером, если бы сохранил долю в компании вместо того, чтобы отдавать ее в руки пайщиков. Он – единственный человек в истории финансовой индустрии, кто так поступил, и, как вы уже догадались, и много лет спустя после выхода на пенсию остается сильным и чистым голосом в защиту мелких акционеров.

Доброго ему здоровья.

Далее: Препятствие номер три

Уильям Бернстайн: Если сможете – 3: 2 комментария

  1. Чем руководствуется Бернстайн, когда рассуждает о пенсионных накоплениях, говоря: «Обычный человек должен накопить капитал, которого хватит на 25 лет». Это основано на каких-то статистических данных? Почему именно 25 лет?

  2. Да, есть стат. данные по продолжительности жизни после выхода на пенсию.

Добавить комментарий